9 мая. В этот день:

1826 год

Кологрив Костромской губернии. П.А. Катенин пишет Пушкину, что только недавно узнал о его второй ссылке – в Михайловское. Вспоминает о петербургских встречах с Пушкиным, о шуточном обещании Пушкина написать «поэму песен в двадцать пять».

1828 год

Петербург. Пушкин участвует в морской поездке на пироскафе вместе с Олениными и английским художником Доу, который покидал Россию по распоряжению Николая I , не закончив работы в Военной галерее Зимнего дворца. Доу набросал карандашный портрет Пушкина, что послужило поводом для стихотворного обращения к художнику: «ТО DAWE, ESQr».

TO DAWE, ESQ

4952520431_6a1964b498_z
Зачем твой дивный карандаш
Рисует мой арапский профиль?
Хоть ты векам его предашь,
Его освищет Мефистофель.

Рисуй Олениной черты.
В жару сердечных вдохновений,
Лишь юности и красоты
Поклонником быть должен гений.

1830 год

Петербург. Е.М. Хитрово в письме к Пушкину требует от него ответить на её письмо. Просит рассказать о его женитьбе и о планах на будущее, сообщает, что её дочери Долли и Катрин готовы ввести Натали в свет, что О.М. Сомов учит русскому языку супругов Фикельмон, а сама Елизавета Михайловна переводит роман «Брак в высшем обществе» и будет продавать его в пользу бедных.

1831 год

Москва. Пушкин составляет «набросок плана» политического и литературного периодического издания, способного влиять на общественное мнение, включающего в себя разделы внешней и внутренней политики и политической полемики, известия о зарубежной и русской литературе, исторические публикации, отделы происшествий, сведения о театральных постановках, библиографии, объявления. Пишет письмо, в котором объясняет, почему нельзя терпеть такое положение, когда все суждения и приговоры литературные зависят от вкусов, пристрастий и отношений издателей одной, пусть самой массовой, газеты, и обосновывает пользу и необходимость для воспитания читателя издавать газету высокого уровня, альтернативную «Северной Пчеле».

Москва. Пушкин обедает в Английском клубе вместе с К. Фрэнклендом, в дневнике которого запись: «Я приехал в Английский клуб, названный так потому, что вряд ли хоть один англичанин принадлежит к нему. Здесь я был записан г. Пушкиным, с которым я обедал… Карты и бильярды имеют здесь пальму первенства перед гастрономической наукой. Я никогда не сидел столь короткого времени за обедом где бы то ни было. Русские — отчаянные игроки». Пока Фрэнкленд искал в библиотеке клуба английские журналы (и не нашел), Пушкин исчез: «…как я подозреваю, к своей хорошенькой жене, — он поступил совершенно правильно. Однако… мне пришлось заплатить по моему счёту, для чего я был вынужден прибегнуть к любезной помощи князя Владимира Голицына в качестве переводчика».

^068CE1964093C10E7A949B208FBB6B0DFC182A6019911FA8B2^pimgpsh_fullsize_distr

1833 год

Петербург. Пушкин, получивший от А.И. Чернышёва уведомление о том, что в архиве Военного министерства следственное дело о Пугачеве не числится, продолжает розыски интересовавшего его дела неофициальным путем. Ему удаётся выяснить (об этом ему мог рассказать, лицеист М.Л. Яковлев, член комиссии, учреждённой для разбора архивов), что оно хранится в Петербургском архиве старых дел.

1834 год

Петербург. С.Л. Пушкин в письме к дочери сообщает, что подошёл срок уплаты долга Льва Сергеевича А.П. Плещееву, ссудившему ему в Варшаве 2000 руб. и 30 червонцев: «…Александр вряд ли сможет послать ему эту сумму прежде, нежели погасит долг Опекунскому совету». Надежда Осиповна пишет о старшем сыне: «Александр хотел написать твоему мужу, не знаю, писал ли, по утрам он очень занят, затем идёт рассеяться в сад, где гуляет со своей Эрмини <Е.М. Хитрово>; постоянство молодой особы выдерживает все испытания, и брат твой весьма смешон». Сообщает, что они получили письмо от Натальи Николаевны о её московской жизни.

1835 год

Тригорское. Пушкин посетил Михайловское, которое нашёл в запустении, и уехал в имение Вревских Голубово (в 20 верстах от Тригорского). М.И. Осипова, дочь хозяйки Тригорского, позже вспоминала: «…в 1835 году (…приехал он сюда дня на два всего — пробыл 8-го и 9-го мая), приехал такой скучный, утомлённый: „Господи, говорит, как у вас тут хорошо! А там-то, в Петербурге, какая тоска зачастую душит меня”».

1836 год

Москва. Пушкин посещает Московский архив, видится и беседует с его управляющим — историком и археографом А.Ф. Малиновским, знатоком и одним из переводчиков «Слова о полку Игореве». При встрече с М.П. Погодиным рассказывает о неудаче, постигшей его в архиве, — посланного с Прута письма Петра I, которое он искал, там не оказалось.

Москва. Пушкин – в гостях у А.А. Перовского. Из письма жене 11 мая: «Был я у Перовского, который показывал мне недоконченные картины Брюлова. Брюлов, бывший у него в плену, от него убежал и с ним поссорился». По поводу эскиза к картине «Взятие Рима Гензерихом» замечает, что картина эта может стать выше «Последнего дня Помпеи».

Петербург. Н.Н. Пушкина с детьми и сёстрами переезжает на дачу, расположенную на Каменном острове.