11 июля. В этот день:

1825 год

Михайловское. Пушкин решает посвятить «Бориса Годунова» Карамзину.

Ревель. П.А. Вяземский пишет жене в Остафьево: «Иду обедать к Пушкиным : дочь именинница и нездорова. Она очень мила и напоминает брата, от которого получил вчера письмо. Он отпущен в Псков, для лечения своего аневризма, но не знают, поедет ли. Мать, кажется, ещё просила государя, чтобы отпустили его в Ригу, где есть хороший доктор».

1828 год

Москва. «Московские Ведомости» № 55 объявляют о продаже у комиссионера Московского университета Ширяева произведений Пушкина: «Бахчисарайский фонтан», цена 500 коп.; «Евгений Онегин», 6 глав, 32 руб. 40 коп., особо каждая глава 540 коп.; «Кавказский пленник», 6 руб.; «Руслан и Людмила», 10 руб. 80 коп., с портретом автора 13 руб.; «Братья разбойники», 80 коп.

1829 год

Петербург. Выходит альманах М.А. Бестужева-Рюмина «Северная Звезда» (цензурное разрешение 18 марта 1829 г., цензор К. Сербинович), где без ведома и разрешения Пушкина, с искажениями текста напечатаны 6 его стихотворений (4 впервые): «К N.N.» («Любви, надежды, тихой славы»), «К приятелю, сравнивавшему глаза одной девицы с южными звездами» («Она мила — (скажу меж нами)»), «Будущая эпитафия» («Здесь Пушкин погребен!»), «К***, отсоветовавшему мне вступить в военную службу» («О ты, который сочетал»), «К….ну» («Забудь, любезный мой К….н»), «К Ю….у» («Любимец ветреных Лаис») — все за подписью «An» (с той же подписью напечатано не пушкинское стихотворение «Элегия»). Желая скрыть факт литературного воровства, Бестужев-Рюмин поместил следующее обращение: «Издатель, благодаря г. An, доставившего к нему тринадцать пьес (из коих несколько помещено в сей книжке), должным находит просить г.г. неизвестных об объявлении впредь имён своих издателю…». Здесь же М.А. Бестужев-Рюмин поместил статью «Мысли и замечания литературного наблюдателя», подписанную псевдонимом «Аристарх Заветный». Она наполнена грубыми выпадами против Пушкина, Дельвига, Баратынского, Плетнёва.

20-026-650-8-C6246189_m_600x600

1831 год

Царское Село. После приезда в Царское Село В.А. Жуковского и А.О. Россет у Пушкиных устанавливается несколько другой распорядок жизни. По утра Пушкин, как и прежде, работает у себя в кабинете, иногда его уединение нарушается приходом А.О. Россет; бывает, что Александра Осиповна приглашает Наталью Николаевну прокатиться в фрейлинских дрожках, и Пушкин несколько раз сопровождает дам, сидя верхом на перекладине. А.О. Россет любила обедать у Пушкиных, обед составляли щи или зелёный суп с крутыми яйцами, рубленые большие котлеты со шпинатом или щавелем, а на десерт — варенье из белого крыжовника. По вечерам Пушкин вместе с Жуковским бывает у А. О. Россет во фрейлинском доме.

Alexandra_Smirnova-Rossette_by_Sokolov

Царское Село. Пушкин сообщает Плетнёву, что приехали Жуковский и Россет, что Россет должна ему передать деньги, что «Повести Белкина» отправлены ему с Н.Н. Геслингом (и добавляет: «Предисловие доставлю после»), просит передать их в цензуру. Спрашивает о «Северных Цветах», высказывает мысль издать их «в пользу братьев Дельвигов»; обещает дать в них «Моцарта и Сальери», а с Жуковским уже есть уговор о сказке; просит написать Баратынскому да заняться прозой о Дельвиге.

1832 год

Петербург. Пушкин отвечает М.П. Погодину на его письмо от 18 апреля: осуждает Смирдина за то, что тот отказался взять для продажи издания Погодина, советует не считаться с рецензиями: «меня лет 10… хвалили бог весть за что, а разругали за Годунова и Полтаву. У нас критика… ниже даже и публики, не только самой литературы. Сердиться на нее можно, но доверять ей… — непростительная слабость»; убеждает, что трагедии Погодина «Марфа Посадница» и «Петр I» «исполнены истинной драматической силы». Сообщает о разрешении издавать газету и надеется на сотрудничество. Возмущается плутовской подпиской, объявленной Н.А. Полевым на «Историю русского народа», и непорядочностью Надеждина, сравнивающего его (Пушкина) с Полевым; просит обнять А.А. Шишкова за присланные книги («Немецкий театр» в 4 томах), особенно благодарит его за перевод «Фортуната» — драматической сказки Л. Тика.

1834 год

Петербург. Пушкин едет на дачу к П.А. Плетнёву в Лесное, чтобы поздравить Плетнёва с дочерью-именинницей), но не застаёт его.

Петербург. Вечером Пушкин пишет письмо жене, в котором укоряет её за пустые подозрения и ревность, объясняет, что с Н.Л. Соллогуб он не кокетничает, пишет ей холодно из-за просмотра почты полицией, не едет к ней, так как печатает «Пугачёва» и закладывает имение. Сообщает о бале у Фикельмонов, о посещении его Е.И. Загряжской, о том, что был на даче у Плетнёва. О недавних событиях пишет коротко: «На днях я чуть было беды не сделал: с тем чуть было не побранился. И трухнул-то я, да и грустно стало. С этим поссорюсь — другого не наживу. А долго на него сердиться не умею; хоть и он не прав».

Соллогуб
Надежда Львовна Соллогуб (1815 – 1903) – графиня, фрейлина великой княгини Елены Павловны, одна из красивейших женщин Петербурга. Предмет ревности жены А. С. Пушкина.

1836 год

Михайловское. Письмо Н.И. Павлищева Пушкину с подробным описанием и подсчётами стоимости всех Михайловских земель и оценкой имения в целом; всем этим Павлищев занимался в связи с решением продать или разделить имение и выделить каждому из наследников его долю. Сообщает о здоровье Ольги Сергеевны, которое «день ото дня хуже».

Петербург. К Пушкину обращается с просьбой о помощи некто А.И. Хмельницкий, приехавший в столицу, чтобы определиться во флот; он описывает в письме свои двухнедельные мытарства и просит ссудить его 80—100 рублями до того времени, как он напечатает свой перевод. Пушкин записывает адрес гостиницы, где живёт А.И. Хмельницкий, на обороте его письма, и там же – список статей для 3-го тома «Современника».