24 декабря. В этот день:

1825 год

Лямоново Псковской губернии. А.Н. Пещуров отказывается от наблюдения за Пушкиным.

Петербург. Выходит в свет книга «Rélations historiques, politiques et familières, en forme de lettres… par le Chev. de Dominicis» <«Исторические, политические и дружеские известия в форме писем… Доùминичи»> (СПб., 1824. Т. 1). На с. 125-132 напечатано «Письмо в Венецию к Пиндемонте от 17 января 1815 г. из Москвы», в котором даны характеристики русских писателей. После Ломоносова, Сумарокова, Державина, Дмитриева, Карамзина, Жуковского, Батюшкова, В. Пушкина, Мерзлякова, Воейкова, Шаховского, Крылова упомянут Александр Пушкин. Он «обещает не отстать от лучших поэтов. 18 лет от роду он уже соперничает с величайшими поэтами. Его „Гроб Анакреона» и другие стихотворения разных родов уже признаны образцовыми».

1827 год

Петербург. В «Северной Пчеле» № 154 сообщается о выходе альманаха «Северные Цветы на 1828 год» с перечислением напечатанных в нём произведений; отмечен портрет Пушкина, гравированный Уткиным.

Москва. Вышел 22-й номер журнала «Московский Телеграф», в котором напечатаны: критическая статья С.Д. Полторацкого «О неверности статей о России, помещаемых в иностранных журналах», в ней он приводит примеры ошибок в критических обзорах о Пушкине. В рецензии на сборник «Собрание российских стихотворений» (Вильно, 1827), в котором напечатано два стихотворения Пушкина, автор вступительной статьи утверждает, что критерием в выборе поэтических творений должно быть изящество, иначе «псалмы Сковороды окажутся выше стихов Державина и Пушкина». Эпиграфом к статье князя П.А. Вяземского «Обозрение русских газет и журналов с самого начала и до 1828 года» поставлены две строки Пушкина из «Бориса Годунова» — «Ещё одно последнее сказанье — / И летопись окончена моя».

1828 год

Петербург. П.А. Плетнёв, как доверенное лицо Пушкина, обращается в Санкт-Петербургский цензурный комитет с просьбой оградить авторские права Пушкина. С такой же просьбой обращается в комитет и А.А. Дельвиг. Прошение связано с широко распространённым сообщением издателя «Северной Звезды» М.А. Бестужева-Рюмина об участии в его альманахе Пушкина и Дельвига, что не соответствовало действительности. При издании альманаха Бестужев-Рюмин всё же напечатает стихи Пушкина без его ведома, заменив имя автора прозрачной аббревиатурой: «Ап» (Пушкин напишет об этом в статье «Альманашник»).

1829 год

Петербург. Пушкин начинает работать над I строфой девятой главы «Евгения Онегина» «Большой свет» («В те дни, когда в садах Лицея»).

Петербург. О.М. Сомов представляет цензору К.С. Сербиновичу для 1-го номера «Литературной Газеты» отрывок из восьмой главы романа «Евгений Онегин» и четыре стихотворения П.А. Вяземского.

Петербург. Главное управление цензуры соглашается с мнением Комитета по цензуре о том, что нет более оснований не допускать в печать статью Пушкина «Отрывок из литературных летописей», и извещает его о разрешении статью печатать.

1830 год

Москва. Пушкин видится с Д.В. Давыдовым, приехавшим из подмосковного имения. 2 января он сообщит П.А. Вяземскому: “Денис здесь. Он написал красноречивый Eloge <похвальное слово> Раевского (генерала Н.Н. Раевского-старшего). Мы советуем написать ему Жизнь его»”. (“Мы” — это видимо, Пушкин и Е.А. Баратынский или Пушкин и С.Д. Киселёв).

Петербург. Вышли в свет «Северные Цветы на 1831 год» (цензурное разрешение 18 декабря 1830 г., цензор Н. Щеглов) с первой публикацией стихотворений Пушкина: «Поэту», «Ответ Анониму», «Монастырь на Казбеке», «Отрывок» («На холмах Грузии»). В статье О.М. Сомова «Обозрение российской словесности за вторую половину 1829 и первую 1830 года» названы стихи Пушкина и Е.А. Баратынского, украсившие альманахи «Царское Село» и «Денница», далее следует разбор седьмой главы «Евгения Онегина», полемически направленный против нападок Ф.В. Булгарина. В отделе «Поэзия» напечатаны стихотворения Н.М. Языкова «Элегия» («Насмерть няни Пушкина») и П.А. Вяземского «Святочная шутка», в которой есть строки, посвящённые пушкинскому «Онегину».

Петербург. В «Литературной Газете» № 68 анонимный автор в статье о новых книгах («Безумная» И.И. Козлова и «Рождение Иоанна Грозного» Е.Ф. Розена) пишет о русской литературе: «Наша красавица пробуждается очень, очень редко и скоро опять засыпает до неопределённого времени. Ныне одна только блестящая звезда Пушкина воздвигает её ото сна и то много, много раза два в год…». Здесь же как образец естественного, а не театрального изображения сумасшествия приводится пушкинская Мария Кочубей.

Петербург. Выполняя просьбу Пушкина, П.А. Плетнёв приносит слепому поэту И.И. Козлову трагедию «Борис Годунов».

Иван Иванович Козлов

Липицы Смоленской губернии. А.С. Хомяков пишет Н.А. Муханову в Москву: «Пожалуйста словечко… об свадьбе Пушкина».

1831 год

Москва. Пушкин уплачивает Л.И. Жемчужникову 7500 рублей – часть своего карточного долга. Улаживает дело с долгом B.C. Огонь-Догановскому.

Москва. Пушкин выезжает из Москвы в Петербург. Об его отъезде сообщит полицеймейстер Миллер в рапорте от 26 декабря 1831 г.

Москва. Перед отъездом из Москвы Пушкин видится с А.И. Тургеневым, который отметил в дневнике: «Проводил П<ушкина>, слышал из 9-й песни Онегина и заключение: прелестно».

Петербург. «Северная Пчела» № 293 сообщает читателям, что «уже поступил в продажу» альманах «Северные Цветы на 1832 год», изданный Пушкиным.

Петербург. Редактор «Санктпетербургских Немецких Ведомостей» А. Вульферт за поднесённый Государыне Императрице экземпляр его перевода стихотворений Жуковского и Пушкина «На взятие Варшавы» на немецкий язык удостаивается получить Всемилостивейшее Её Величества благоволение.

Петербург. В «Северной Пчеле» № 293-294 в статье «Новые книги: Альциона» отмечены пушкинские публикации в альманахе: «Пир во время чумы (Из Вильсоновой трагедии The city of the plague)» и двустишие «На перевод Илиады», а в объявлении о продаже в книжной лавке издателя Непейцына «Музыкального Альбома на 1832 год» утверждается, что лучшие романсы и песни написаны на стихи Пушкина: это романс «Наперсник» («Твоих признаний, жалоб нежных») и песня «Под вечер осенью ненастной».

1832 год

Петербург. Пушкин получает повестку из Хозяйственного департамента Министерства иностранных дел с приглашением явиться 27 декабря «по делам, до службы касающимся».

Петербург. Начальник 1-го отделения Хозяйственного департамента Министерства иностранных дел распоряжается выдать Пушкину под особую расписку 5652 руб. 77 1/4 коп. ассигнациями (за время службы с 16 ноября 1831 по 31 декабря 1832 г.).

Москва. В «Московских Ведомостях» № 103 напечатаны: объявление о продаже в лавке В. Логинова сочинений А.С. Пушкина: «Бахчисарайский фонтан», СПб., 1830; «Борис Годунов», СПб., 1831; «Братья разбойники», М., 1827; «Граф Нулин», СПб., 1827; «Евгений Онегин», 8 глав, СПб., 1832; «Кавказский пленник», СПб., 1828; «Полтава», СПб., 1829; «Руслан и Людмила», СПб., 1828; «Стихотворения», 3 части, СПб., 1829-1832; «Цыганы», М., 1827; «Повести покойного Ивана Петровича Белкина, изд. А.П.», СПб., 1831, и объявление о продаже в конторе «Московского Телеграфа» (у Тверских ворот) книги: «На взятие Варшавы, три стихотворения В. Жуковского и А. Пушкина», СПб., 1831, цена 2 руб. 20 коп.

1834 год

Петербург. Начальник II Отделения Е.И.В. Канцелярии М. Балугьянский предписывает Комитету для надзора за печатанием Полного собрания законов «отпустить немедленно Г. Пушкину» отпечатанные экземпляры тиража «Истории Пугачёвского бунта».

1835 год

Петербург. «Северная Пчела» № 293 объявляет о продаже в книжной лавке комиссионера Императорской Медико-Хирургической Академии А.Ф. Фарикова в Гостином Дворе вышедшей на днях книги: «Вастола, или Желания. Повесть в стихах, сочинение Виланда, в трех частях, изданная А.С. Пушкиным. Цена 6 руб., с пересылкою 7 руб.». Тираж 1200 экз.

Петербург. Управляющий архивом Инспекторского департамента П.Д. Румянцев сообщает в ответ на запрос от 19 декабря, что архив «располагает лишь 8 книгами, включающими донесения Бибикова, уже известные Пушкину. Между тем Пушкину… желательно иметь какую то неизвестную ещё книгу с письмами генерала Бибикова 1774 года, которая, по-видимому, находится в архиве Главного штаба».

1836 год

Петербург. Отвечая П.А. Осиповой на её письмо, Пушкин объясняет ей причину предполагаемой продажи Михайловского: «…сначала я предложил взять всё имение на себя одного, обязуясь выплачивать причитающиеся им <сестре Ольге Сергеевне и брату Льву Сергеевичу> части, из расчета по 500 р. за душу. Павлищев оценил Михайловское в 800 р. душу — я с ним и не спорю, но в таком случае принужден был отказаться и предоставил имение продать. Перед своим отъездом, писал он <Павлищев> ко мне, что он имение уступает мне за 500 р. душу потому, что ему деньги нужны. Я послал его к чорту, заявив, что если имение стоит вдвое дороже, я не хочу наживаться за счет брата и сестры. На этом дело остановилось… Я желал бы, чтобы вы были владелицей Михайловского, а я — я оставил бы за собой усадьбу с садом и десятком дворовых. У меня большое желание приехать этой зимой ненадолго в Тригорское <…> Я надеялся повидаться с вами осенью, но мне пмешали отчасти мои дела, отчасти Павлищев, который привёл меня в плохое настроение…». И, в заключение: «Жена благодарит за память. Не привезти ли мне вам её?..».

Петербург. Пушкин – на завтраке у В.А. и Э.К. Мусиных-Пушкиных в гостинице Демута; там же А.И. Тургенев, В.А. Жуковский, П.А. Вяземский, Мих. Ю. Виельгорский, графиня Е.П. Ростопчина и др. Разговор идёт о напечатанном в четвертом томе «Современника» продолжении тургеневской «Хроники русского» и о благоприятных отзывах на неё. После завтрака, который, по словам Тургенева, «превратился в лукулловский обед», Пушкин зазвал его к себе, где подарил № 4 «Современника». В дневнике Тургенев описывает весь день, отметив, что на ночь он «читал роман Пушкина».

Петербург. Пушкин договаривается с издателем А.А. Плюшаром об издании сборника своих стихотворений в одном томе тиражом 2500 экземпляров и получает аванс 1500 руб. в счёт дохода от будущей книги. Плюшар пишет Пушкину письмо, в котором подробно разъясняет и повторяет сегодняшние договорённости об издании: «Продажа книги будет поручена исключительно мне, за что вы согласны предоставить мне скидку в 15%. Я произвожу за ваш счёт все предварительные расходы по этому изданию, равно как и тысяча пятьсот рублей асс., выданная мною вам сегодня, будет удержана мною из сумм, вырученных за продажу первых экземпляров». Спрашивает, во всём ли Пушкин с ним согласен.

Петербург. Получено цензурное разрешение на №9-10 «Художественной газеты», где впервые опубликованы четверостишия Пушкина «На статую играющего в свайку» и «На статую играющего в бабки».

“Юноша, полный красы, напряженья, усилия чуждый,
    Строен, легок и могуч, — тешится быстрой игрой!
Вот и товарищ тебе, дискобол! Он достоин, клянуся,
    Дружно обнявшись с тобой, после игры отдыхать”.

“Юноша трижды шагнул, наклонился, рукой о колено
    Бодро оперся, другой поднял меткую кость.
Вот уж прицелился… прочь! раздайся, народ любопытный,
    Врозь расступись; не мешай русской уда́лой игре”.

Петербург. «Художественная Газета» № 9—10 в статье «С.-Петербургская Выставка в Императорской Академии Художеств» после слов: «Эти изваяния имеют и Литературное достоинство! А.С. Пушкин почтил их приветными античными четырёхстишиями, которыми, с обязательного согласия автора, мы имеем удовольствие украсить наше издание… Вот они», — печатает пушкинские четверостишия «На статую играющего в свайку» («Юноша, полный красы, напряженья, усилия чуждый») и «На статую играющего в бабки» («Юноша трижды шагнул, наклонился, рукой о колено»); оба без подписи.

Варшава. Н.И. Павлищев пересылает Пушкину письмо г-жи Шелгуновой, желавшей купить Михайловское. Павлищев просит Пушкина сказать «решительное слово» в отношении имения, спрашивает, получил ли Пушкин его предыдущее письмо, где он просит прислать денег в счёт раздела, просьбу свою он повторяет; сообщает, что Л.С. Пушкин отказался от доходов с имения в пользу сестры, Ольги Сергеевны.

Варшава. О.С. Павлищева пишет отцу С.Л. Пушкину в Москву, что брак Дантеса-Геккерна и Е.Н. Гончаровой тревожит её: «Это событие удивляет весь свет не потому, что один из самых красивых кавалергардов и один из наиболее модных мужчин, имеющий 70 000 рублей ренты, женится на m-lle Гончаровой, – она для этого достаточно красива и хорошо воспитана, но потому, что его страсть к Natalie ни для кого не была секретом. Я прекрасно об этом знала, когда была в Петербурге, и я тоже над этим подшучивала; поверьте мне, что тут должно быть что-то подозрительное, какое-то недоразумение и что, может быть, было бы очень хорошо, если бы этот брак не имел места».

Екатерина Николаевна Гончарова