21 сентября. В этот день:

1825 год

Москва. В «Московском Телеграфе» № 17 напечатаны: «Стихи в Альбом» («Если жизнь тебя обманет»), подпись: А. Пушкин; и статья: «О предисловии г-на Лемонте к переводу басен И.А. Крылова». Подпись: Н.К. с пометой: «12 августа».

Если жизнь тебя обманет,0_a851b_5d835b40_XXXL
Не печалься, не сердись!
В день уныния смирись:
День веселья, верь, настанет.

Сердце в будущем живет;
Настоящее уныло:
Все мгновенно, все пройдет;
Что пройдет, то будет мило.

1827 год

Москва. Выдан цензурный билет на выпуск из типографии отпечатанной книги Е.А. Баратынского «Стихотворения Евгения Баратынского» (М., 1827). В ней дважды упоминается Пушкин: в стихотворении «Богдановичу» Пушкину посвящены четыре стиха («Так Пушкин молодой, сей ветреник блестящий» до «Посланье получил»), а в «Эпиграмме» автор сравнивает неумелого подражателя Пушкину «пиита Тощева» с котёнком, «мяучащим на голос лебедя».

Петербург. С.А. Соболевский уезжает из столицы в Псковскую губернию, к Пушкину, собираясь пробыть там дня четыре.

Соболевский С.А.

Москва. М.П. Погодин отвечает С.А. Соболевскому на его письмо от 10 сентября – сообщает, что готовит полный отчёт о делах: «Мы всё сообща делаем теперь на подлинных документах и на голландском листе пришлём его послезавтра к тебе и к Пуш<кину>… Яснее ты запел Лазаря, потому что тебе не хочется, как я уже и прежде заметил, толковать об этом деле, а Пуш<кин> и ты сваливаете всё на меня…».

1828 год

Петербург. Пушкин пишет стихотворение «К бюсту завоевателя» («Напрасно видишь тут ошибку»), полемически направленное против официально-придворного мнения о скульптуре Торвальдсена (бюст Александра I), отвергавшего достоинства произведения.

Торвальдсен. Бюст Александра 1
Бертель Торвальдсен. Бюст императора Александра I. Начало 1820-х гг.

Напрасно видишь тут ошибку:
Рука искусства навела
На мрамор этих уст улыбку,
А гнев на хладный лоск чела.
Недаром лик сей двуязычен.
Таков и был сей властелин:
К противочувствиям привычен,
В лице и в жизни арлекин.

1829 год

Москва. Пушкин одновременно, переходя от одного текста к другому, работает над прозаическим замыслом «В начале 1812 года полк наш стоял» и над заметкой «Многие недовольны нашей журнальной критикой».

Москва. Пушкин работает над черновиками стихотворений «Стрекотунья белобока» («По забору вдоль потока»), «Бесы» — первые 23 строки со множеством вариантов («Путник едет»), а также «Олегов щит». На листе с черновиками стихотворений «Бесы» и «Стрекотунья белобока» Пушкин рисует портрет А.Х. Бенкендорфа и женский профиль.

d0b1d0b5d0bdd0bad0b5d0bdd0b4d0bed180d184-d0bed0bad0be-d0b3d0bed181d183d0b4d0b0d180d0b5d0b2d0be-d180d0b8d181d183d0bdd0bed0ba-d0bdd0b0

Москва. Пушкин посещает дом Ушаковых и дарит Екатерине Николаевне только что полученные им «Стихотворения Александра Пушкина» (первую и вторую части) с дарственными надписями и исправлениями текста: наверху обложки 1-й части Пушкин пишет— «всякое даяние благо », а внизу продолжает – пишет вторую строку надписи на узкой полоске бумаги того же цвета, что и обложка: «Всяк дар совершен свыше есть».

На обороте обложки 1-й части сборника Пушкин делает дарственную надпись: «Катерине Николаевне / Ушаковой / от А.П. /21 сентября / 1829 / Москва», а на задней стороне обложки 2-й части – надпись: «Neс femina, пес puer» <Ни женщина, ни дитя, лат.>.Внутри второй части на с. 43 Пушкин вписывает карандашом пропущенную при издании 21-ю строфу стихотворения «19 октября (1825)» («Полней, полней! и сердцем возгоря»).

Москва. Пушкин дарит Екатерине Ушаковой золотой браслет с зелёной яшмой и с турецкой надписью, который он носил на левой руке между плечом и локтем.

Ушакова Екатерина Николаевна
Екатерина Николаевна Ушакова

Москва. Пушкин встречается с М.А. Максимовичем, который, посетив Пушкина, дарит ему народную песню о Мазепе, а в другой раз — список «Истории Русов», которую он считал произведением Георгия Конисского. Впоследствии Максимович писал Погодину: «Приятно мне вспомнить, что о „Полтаве” Пушкина я первый (1829) в „Атенее” писал, как о поэме народной и сторической. Незабвенно мне, как Мерзляков журил меня за мою статью и как благодарил потом Пушкин, возвратясь из своего закавказского странствия… Тогда же, узнав от Пушкина, что он написал „Полтаву”, не читавши еще Кониского, я познакомил его с нашим малороссийским историком и подарил ему случившийся у меня список «Истории Русов», об которой он написал потом прекрасные страницы» (имеется в виду статья Пушкина в «Современнике», 1836).

1831 год

Царское Село. Пушкиных навещает Д.Н. Гончаров, который в письме деду от 24 сентября 1831 г. опишет свои впечатления: «…четвертого дни воспользовался снятием карантина в Царском селе, чтобы повидаться с Ташей. Я видел также Александра Сергеевича; между ими царствует большая дружба и согласие; Таша обожает своего мужа, который также её любит; дай Бог чтоб их блаженство и впредь не нарушилось. — Они думают переехать в Петербург в октябре; а между тем ищут квартеры».

Москва. А.И. Тургенев сообщает В.А. Жуковскому, что экземпляры брошюры «На взятие Варшавы» получены, но их мало. Передаёт ответ Дмитриева на посланную ему книжку: «Прошу вас милым певцам патриотам передать чувствительную благодарность мою; не за титло, которым они меня <смиренного> почтили, но за то, что они чувствительны к чести и славе отечества и не дали г. Х<востову> одному с братиею прокирикать нашу победу».

Москва. А.Я. Булгаков пишет брату, К.Я. Булгакову: «Каковы стихи Пушкина „Клеветникам России”? Прекрасны, давно бы ему приняться за такие сюжеты. Я читал их с большим удовольствием».

1832 год

Москва. Пушкин приезжает в Москву и останавливается в гостинице «Англия» Коппа в доме Л.Н. Обера. Тотчас по приезде отправляется отыскивать П.В. Нащокина (находит его на новой квартире на Остоженке) и вместе с ним едет в баню.

Дом Нащокина. Гостиная
Дом Нащокиных на Остоженке. Гостиная

Потом они обедают у Пушкина в гостинице.

Москва. Пушкин вместе с П.В. Нащокиным навещает В.Ф. Вяземскую, передаёт ей письмо мужа, а вечером едет с нею в Малый театр, где дают три французских водевиля: «Час тюремного заключения», «Шампанский любовный напиток» и «Вертер».

Вяземская В.Ф.
Княгиня Вера Фёдоровна Вяземская

На следующий день Пушкин напишет жене, что посещение не доставило ему удовольствия: «Я чуть было не заснул от скуки и усталости». В театре Пушкин видит П.Я. Чаадаева.

Петербург. «Санктпетербургские Ведомости» № 223 сообщают о продаже в лавке В. Васильева восьми глав романа Пушкина «Евгений Онегин», цена 40 руб. с пересылкой.

Москва. Пушкин встречается с П.В. Нащокиным, бывает у него в доме, вместе с ним посещает знакомых. Пушкин рассказывает другу о факте сотрудничества дворянина из «хорошей фамилии» с Пугачёвым, который особенно загадочен на фоне недавних бунтов в новгородских военных поселениях. В ответ Пушкин слышит от Нащокина историю белорусского дворянина Островского, «который имел процесс с соседом за землю, был вытеснен из именья и, оставшись с одними крестьянами, стал грабить, сначала подьячих, потом и других». У Пушкина возникает замысел будущего романа «Дубровский», о чём он напишет жене 30 сентября: «Мне пришёл в голову роман, и я вероятно за него примусь». Через знакомого П.В. Нащокина Д.В. Короткого, знавшего судопроизводство, Пушкин достаёт выписку из подлинного дела сельца Новопанского.

Москва. Пушкин видится с Е.А. Баратынским — у него дома и у знакомых. При обсуждении плана издания сборника стихотворений Баратынского Пушкин обещает ему поговорить об этом по возвращении в Петербург с издателем А.Ф. Смирдиным.

1833 год

Пушкин в дороге. Рано утром он выезжает из Нижнеозёрной крепости и к вечеру приезжает в Уральск, преодолев за день перегон в 165 вёрст. В Уральске Пушкина принимает начальник казачьего войска полковник В.О. Покатилов. Он приглашает Пушкина остановиться в доме наказных атаманов.

Уральск. Пушкин делает в записной книжке запись: «Вас<илий> Плотников. Пуг<ачёв> у него работником».

1834 год

Москва. Екатерина и Александрина Гончаровы отсылают Пушкину ответные письма на его письмо, посланное с дороги, адресуя их в Болдино. О письмах сделана запись в расходной книге гончаровского дома в Москве: «21 сентября. От барышень к А.С. Пушкину по почте два письма — 78 коп.».

1835 год

Михайловское. В письме жене Пушкин выражает огорчение отсутствием от неё писем и тревогу о будущем семьи: «…я всё беспокоюсь и ничего не пишу, а время идёт… А о чём я думаю? Вот о чем: чем нам жить будет? Отец не оставит мне имения; он его уже вполовину промотал; Ваше имение на волоске от погибели. Царь не позволяет мне ни записаться в помещики, ни в журналисты. Писать книги для денег, видит Бог, не могу. У нас ни гроша верного дохода, а верного расхода 30 000. Всё держится на мне, да на тётке <Е.И. Загряжской>. Но ни я, ни тетка не вечны. Что из этого будет, Бог знает. Покаместь, грустно. Поцалуй-ка меня, авось горе пройдёт». Сообщает, что был у Вревских, жалеет, что не взял с собою английского Вальтер Скотта, просит прислать «Essays de Montagne» <«Опыты» Монтеня>. Описывает свой день: «Я много хожу, много езжу верьхом, на клячах, которые… рады, ибо им за то даётся овёс, к которому они не привыкли. Ем я печёный картофель, как маймист <финн>, и яйца в смятку, как Людовик XVIII. Вот мой обед.

Печёный картофельяйцо всмятку

 

Ложусь в 9 часов; встаю в 7. Теперь требую от тебя такого же подробного отчета».

1836 год

Петербург. В ответе Главного управления цензуры на запрос председателя Цензурного комитета Дондукова-Корсакова по поводу Записки Н.М. Карамзина «О древней и новой России» сказано, что «Записку» следует рассматривать по общим цензурным правилам и испрашивать особого разрешения нет оснований.

Прага. Чешский писатель Вацлав Ганка посылает Пушкину чешские книги: «Чешская грамматика» В. Ганки (Prawopis Cesky od Wâclawa Hanky. W Praze. 1835) с надписью: «Александру Сергеевичу Пушкину. Прага 21 Сентябр. 1836. В знак высокопочитания сочинитель» и «Защита журнала о католическом духовенстве» Франтишека Богеницкого (Obrana Casopisu pro katolické uchowenstwo. Od Frant. Bogenického. W Praze. 1835) с надписью: «Александру Сереевичу Пушкину. В книжице сей много сказано о смутном и угнетённом состоянии ческаго языка, чтоб где инде сказать не возможно бы было. Усерднейше подносит Вячеслав Ганка».