15 мая. В этот день:

1825 год

Михайловское. Пушкин пишет стихотворение «Козлову» («Певец! Когда перед тобой»), обращённое к Ива́ну Ива́новичу Козло́ву (1779 — 1840) — русскому поэту  и переводчику эпохи романтизма.

В 1819 году Козлов начал терять зрение, а к 1821 году окончательно ослеп. Поэма Козлова «Чернец», напечатанная в 1824 году, поставила его имя в ряд самых популярных поэтов того времени.

-Iikozlov

Певец, когда перед тобой
Во мгле сокрылся мир земной,
Мгновенно твой проснулся гений,
На все минувшее воззрел
И в хоре светлых привидений
Он песни дивные запел.

О милый брат, какие звуки!
В слезах восторга внемлю им.
Небесным пением своим
Он усыпил земные муки;
Тебе он создал новый мир,
Ты в нем и видишь, и летаешь,
И вновь живешь, и обнимаешь
Разбитый юности кумир.

А я, коль стих единый мой
Тебе мгновенье дал отрады,
Я не хочу другой награды —
Недаром темною стезей
Я проходил пустыню мира;
О нет! недаром жизнь и лира
Мне были вверены судьбой!

Кистинёво Сергачского уезда Нижегородской губернии. Смерть дяди Пушкина, Петра Львовича Пушкина (род. 13 января 1751 года).

1826 год

Михайловское. В письме П.А. Катенину в Петербург Пушкин сообщает о своём намерении прочесть ему при встрече «Бориса Годунова». Просит передать поклон A.M. Колосовой и спросить её, согласна ли она играть в «Борисе Годунове».

1827 год

Москва. По случаю отъезда Пушкина в Петербург М.П. Погодин устроил прощальный завтрак, на котором присутствовали П.А. Вяземский, Е.А. Баратынский, П.А. Муханов; после обедни в Страстном монастыре зашёл И.М. Снегирёв; за столом Пушкин и Баратынский написали, по поводу рассказанного анекдота, эпиграмму: «Князь Шаликов, газетчик наш печальный…».

Князь Шаликов, газетчик наш печальный, Кн. П. И. Шаликов. Рисунок Пушкина. 1829.
Элегию семье своей читал,
А казачок огарок свечки сальной
Перед певцом со трепетом держал.
Вдруг мальчик наш заплакал, запищал.
«Вот, вот с кого пример берите, дуры!» —
Он дочерям в восторге закричал. —
«Откройся мне, о милый сын натуры,
Ах! что слезой твой осребрило взор?»
А тот ему: «Мне хочется на двор».
Князь Шаликов Петр Иванович (1768—1852) — писатель-сентименталист, мишень всеобщих эпиграмм и карикатур, издатель «Дамского журнала» и редактор официальной газеты «Московские ведомости».

1829 год

Георгиевск. Черновой набросок «Все тихо, на Кавказ идет ночная мгла» (1-й вариант стихотворения «На холмах Грузии лежит ночная мгла» из пяти строф); здесь же рисунки — три мужских и три женских профиля, в их числе – автопортрет и портрет Байрона.

Георгиевск. Пушкин пишет черновой текст стихотворения «Калмычке» («Прощай, любезная калмычка»).

КАЛМЫЧКЕ
Прощай, любезная калмычка!
Чуть-чуть, назло моих затей,
Меня похвальная привычка
Не увлекла среди степей
Вслед за кибиткою твоей.
Твои глаза, конечно, узки,
И плосок нос, и лоб широк,
Ты не лепечешь по-французски,
Ты шелком не сжимаешь ног,
По-английски пред самоваром
Узором хлеба не крошишь,
Не восхищаешься Сен-Маром,
Слегка Шекспира не ценишь,
Не погружаешься в мечтанье,
Когда нет мысли в голове,
Не распеваешь: Ма dov’è,
Галоп не прыгаешь в собранье…
Что нужды? — Ровно полчаса,
Пока коней мне запрягали,
Мне ум и сердце занимали
Твой взор и дикая краса.
Друзья! не все ль одно и то же:
Забыться праздною душой
В блестящей зале, в модной ложе,
Или в кибитке кочевой?

 

Петербург. «Санктпетербургские Ведомости» сообщают, что у Заикина продаётся поэма «Полтава» — «новое прекрасное стихотворение любимого автора».

1830 год

Москва. В «Дамском Журнале» напечатана статья П.И. Шаликова – ответ на критику седьмой главы «Евгения Онегина» в других журналах. Автор защищает седьмую главу и поэзию Пушкина вообще, называя его талант «кладом в радужном сиянии», а самого Пушкина — «Прометеем».

Москва. М.П. Погодин пишет С.П. Шевырёву в Рим: «Пушкин случайно допытался до моей тайны (драма «Марфа Посадница») и заставил меня прочесть: был в восторге, плакал, целовал, говорил, что его народные сцены ничто перед моими и проч. и проч. Если моя трагедия в половину имеет достоинства в сравнении с его мнением, то я доволен. Может быть, слушая меня, он сам много вообразил, бросал своё золото, как алхимик, не знаю… В № 30 Пчелы анекдот на Пушкина, который отвечал подобным же в Л<итературной> Газете о Видоке. Пушкина вообще ругают теперь так, как тебя не ругивали…».

Москва. Пушкин проиграл в карты профессиональному игроку, помещику B.C. Огонь-Догановскому, 24 800 рублей с обязательством по векселям выплатить весь долг в течение 4 лет. Погодин 25 мая записывает в своём дневнике: «Взять бы денег для Пушкина у Надоумки…».

1831 год

Пушкин с женой уезжают из Москвы в Петербург. Провожает их до первой почтовой станции П.В. Нащокин.

Москва. В бенефис балерины Т.Н. Глушковской в Большом театре поставлена героико-трагическая пантомима в одном действии «Руслан и Людмила», сочинение А.П. Глушковского по поэме Пушкина, музыка Шольца.

1832 год

Петербург. Пушкин вечером у П.А. Вяземского, там же А.И. Тургенев и В.А. Жуковский.

1834 год

Болдино. Управляющий Пеньковский в ответ на просьбу С.Л. Пушкина сообщить, какие доходы можно ожидать в нынешнем году с села Болдино, пишет, что пока рано судить о видах на урожай, ещё не везде есть всходы, это будет ясно к концу месяца; сообщает, сколько и чего удалось посеять. Пишет, что личное присутствие Пушкина в нынешнем году в Болдине «необходимо бы нужно для устройства полей» и других хозяйственных распоряжений.

phoca_thumb_l_usebigl

1835 год

Петербург. Пушкин утром возвратился домой из Тригорского. Из письма Н.О. Пушкиной от 17 мая: «Натали разрешилась за несколько часов до приезда Александра, она уже его ждала, однако не знали, как ей о том сказать, и правда, удовольствие его видеть так её взволновало, что она промучилась весь день».

1836 год

Москва. Письмо П.Я. Чаадаева Пушкину: «Я ждал тебя, любезный друг, вчера, по слову Нащокина, а нынче жду по сердцу. Я пробуду до восьми часов дома, а потом поеду к тебе».

Москва. В гостях у Пушкина И.М. Снегирёв, которому Пушкин обещал написать разбор его книги «Русские в своих пословицах и поговорках». Пушкин приглашает Снегирёва участвовать в „Современнике” “с платою 150 руб. за лист”, просит сообщить его «замечания на Игореву песнь, коею он занимается как самородным памятником Русской словесности».