13 ноября. В этот день:

1825 год

Москва. Запись в дневнике М.П. Погодина: «К Вяз<емскому>. Нет ответа от Пушк<ина> — досада».

1829 год

Петербург. Пушкин пишет стихотворение «О сколько нам открытий чудных».

hqdefault

1830 год

Петербург. За публикацию 28 октября в «Литературной Газете» №61 стихов К. Делавиня, посвящённых жертвам Июльской революции во Франции, газета закрыта.

Петербург. Письмо А.А. Дельвига к Пушкину (разошедшееся в пути с письмом Пушкина от 4 ноября со стихами для «Северных Цветов»), в котором он с горечью сообщает о закрытии «Литературной Газеты», сетует на несправедливость и подлость человеческую (имея в виду Ф.В. Булгарина) и просит срочно прислать «стихов, стихов, стихов» для альманаха.

1832 год

Петербург. Пушкин болен.

1833 год

Москва. Проехав от Болдина до Москвы через Лукоянов, Арзамас, Муром, Владимир, Покров и Богородск немногим более 520 верст, Пушкин приезжает в Москву и останавливается у П.В. Нащокина (ул. Остоженка, 18), где будет жить до отъезда. Из письма М.А. Максимовича П.А. Вяземскому: «В проезд Пушкина, кажется, Нащокин был его монополистом; ибо никто из пишущей братии не поживился им и его уральским златом».

1

Москва. Пушкин живёт у Нащокина, почти никого не навещая (потому что отрастил бороду, которую хочет показать дома). П.В. Нащокин свозил его только к Вере Александровне Нарской — своей невесте. По её воспоминаниям, в первое своё посещение Пушкин довольно долго просидел у них и почти всё время говорил с ней одной. «Когда он уходил, мой жених, с улыбкой кивая на меня, спросил его: — Ну что, позволяешь на ней жениться? — Не позволяю, а приказываю! — ответил Пушкин. Пушкин был невысок ростом, шатен, с сильно вьющимися волосами, с голубыми глазами необыкновенной привлекательности… Это были особые, поэтические задушевные глаза, в которых отражалась вся бездна дум и ощущений, переживаемых душою великого поэта. Других таких глаз я во всю мою долгую жизнь ни у кого не видела… Да, такого друга, как Пушкин, у нас никогда не было, да таких людей и нет!”».

nashhokina-narskaya-v-f
Вера Александровна Нащокина, урождённая Нагаева (Нарская) (1810-1900). Внебрачная дочь камергера и тайного советника А. П. Нащокина (троюродного брата П. В. Нащокина) и крепостной крестьянки Дарьи Нестеровны Нагаевой. Жена (с 1834 г.) Павла Воиновича Нащокина.

Москва. Пушкин читает П.В. Нащокину написанную в Болдине повесть «Пиковая Дама». По воспоминаниям Нащокина, Пушкин «рассказывал ему, что завязка повести не вымышлена. Старуха графиня — это Наталья Петровна Голицына… действительно жившая в Париже в том роде, как описал Пушкин.

knyaginya-golitsyina-n-p

 

Внук её, Голицын, рассказывал Пушкину, что раз он проигрался и пришёл к бабке просить денег. Денег она ему не дала, а сказала три карты, назначенные ей в Париже Сен Жерменом.

graf-sen-zhermen

«Попробуй», сказала бабушка. Внучек поставил карты и отыгрался. Дальнейшее развитие повести всё вымышлено».

Были разговоры о некоем романе (может быть, о «Дубровском»), и Нащокин запомнил слова Пушкина, сказанные по этому поводу: «Погоди, дай мне собраться, я за пояс заткну Вальтер Скотта!».

1834 год

Петербург. Пушкин с женой и свояченицами присутствует в Михайловском театре на спектакле по пьесе Делавиня «Дети Эдуарда». А.И. Тургенев, бывший в ложе Пушкиных, записывает в дневник: «После обеда два раза у Карамзиных и в театре, в ложе Пушкиных, Фикельмон; играли изрядно… Пушкин напомнил мои bon-mots <остроты>: по чтении Карамзина в русской Академии…».

Казань. А.А. Фукс пишет Н.М. Языкову: «Пушкин возвратился в Петербург, обещает прислать мне историю Пугачёва и, кажется, будет моим защитником у жестоких журналистов…».

1836 год

Петербург. Встреча Пушкина и Геккерна у Е.И. Загряжской. Геккерн в присутствии Загряжской объявляет о предполагаемой свадьбе «сына» и Екатерины Гончаровой и о согласии обеих семей на этот брак. Пушкин заявляет, что ввиду этого он просит рассматривать его вызов как не последовавший. Геккерн требует от Пушкина письменно подтвердить отказ от дуэли.pushkin-portret-rayta

 

В.А. Жуковский под диктовку Пушкина записывает проект письма к Геккерну: «Узнав случайно, по слухам, что г-н Ж. Геккерн <Дантес> решил просить руки моей свояченицы мадемуазель К. Гончаровой, я прошу г-на барона Геккерна-отца соблаговолить рассматривать мой вызов как не последовавший». Черновик сопровождён инструкцией: «…если господин Геккерн потребует указать причину вызова», то следует объявить: «За то, что он вёл себя по отношению к моей жене так, как я не могу допустить…».

Геккерны настаивают на другом варианте пушкинского письма: «…я прошу г. Ж. де Г. благоволить смотреть на этот вызов как на не бывший, убедившись случайно, по слухам, что мотив, управлявший поведением г. Ж. де Г., не имел в виду нанести обиду моей чести – единственное основание, в силу которого я счёл себя вынужденным сделать вызов». Пушкин отказывается от написания письма.