О второй редакции письма А.С. Пушкина к Л. Геккерну (ноябрь 1836г.)

В статье, опубликованной в журнале «Филологические науки», 1992г., №2, я дал основанную на некоторых новых принципах реконструкцию первой беловой редакции известного письма А.С. Пушкина к нидерландскому посланнику в России Л. Геккерну от (21) ноября 1836г., представляющего собой одно из звеньев цепи, приведшей к трагической дуэли в январе 1837г.

Пушкина не удовлетворил тогда текст письма к «усыновителю» Ж. Дантеса, и он начал править его: вымарал и замаскировал (очевидно, желая послать письмо адресату) две полустроки на лицевой стороне 2-го листа письма, написав над ними «savais à qoui m’en tenir» («знал, как мне поступить»), а затем стал редактировать текст, сокращая и вписывая в него новые слова и целые предложения. Так образовалась первая черновая редакция второго варианта («второй беловой редакции») письма, который, как известно, тоже был найден разорванным в кабинете Пушкина и дошел до нас в виде 16 (из 32) обрывков. Представляет интерес проследить работу Пушкина над этой первой черновой редакцией и попробовать восстановить ее текст. Bслед за Н. В. Измайловым1 и Б. В Казанским2 я провел реконструкцию этой черновой и второй беловой редакции пушкинского письма, но получил результаты, несколько отличные от результатов двух уважаемых пушкинистов.

Текст 1-го листа (первых двух страниц первой беловой редакции письма) Пушкин оставил практически без изменений, заменив в конце второй страницы слово «miné» на оборот «retenu chez lui», что придало фразе3 иной оттенок: «…и когда, больной венерической болезнью, он был задержан дома (разрядка моя. – В. О.) лекарствами, вы говорили, подлец… », и добавив в конец страницы предложение «Ce n’ est pas tout!» («Это не все!»).

Текст 3-ей страницы (лицевая сторона 2-го листа) подвергся наибольшим изменениям (Рис.1). Во-первых, Пушкин вычеркнул первый абзац («Вы видите, что я не стесняю себя: но погодите, это еще не все: я же говорил, что дело запутывается. Возвратимся к безыменным письмам, Вы же догадываетесь, что они для вас интересны.»), сразу перейдя к событиям, происшедшим 2 ноября 1836г. Во-вторых, он произвел значительную правку продолжающего письмо фрагмента.

(До) 21 ноября 1836 г. Письмо Пушкина к Геккерну (1-я беловая редакция с позднейшими исправлениями: 1-я черновая редакция 2-ой редакции) - 2-й лист, лицевая я сторона. Рабочая копия.

Рис. 1. (До) 21 ноября 1836 г. Письмо Пушкина к Геккерну (1-я беловая редакция с позднейшими исправлениями: 1-я черновая редакция 2-ой  редакции) – 2-й лист, лицевая я сторона. Рабочая копия.

Ниже (см. также рис. 2) этот фрагмент воспроизведен в масштабе букв правки (поскольку Пушкин, правя текст, вписывал новые слова в довольно узкие промежутки между строками и вынужден был поэтому «мельчить»).

Строки первой беловой редакции письма обозначены теми же цифрами, что и в первой статье, а строки черновой редакции – цифрами и буквами русского алфавита; зачеркнутые Пушкиным слова – отточиями. Введена новая, «нулевая», строка – из знака «+» и слова «avec», написанных Пушкиным над первой строкой фрагмента.

  0.                  +           avec
  1.  Le 2 de novembre vous eutes     М’ votre fils  
 1а. apres un à la suite d’une conversition4
  2.
 2а.                       : \
  3.
 3а.                         lettre anonyme
  4.
 4а.
  5.   Vous vous résolutes defrapper un coup décisif.
 5а.                        mposée par vous et
  6. Je  reçu  quelques  exemplaires
  7.       (d’un nombre que l’on avait distribué)
  8. mais comme cette lettre avait été fabriquée avec
  9.
 10.
 11.
 12.  tait sur de trouver mon auteur et je ne m’ en 
 13.  inquietais plus. Effectivement, avant trois jours
14а.                       savais à quoi m’en tenir 
 14.  de recherches, je
(До) 21 ноября 1836 г. Письмо Пушкина к Геккерну (исправленная 1-я беловая редакция: черновая редакция 2-ой редакции). 2-й лист. Фрагмент. Реконструкция.

Рис. 2. (До) 21 ноября 1836 г. Письмо Пушкина к Геккерну (исправленная 1-я  беловая редакция: черновая редакция 2-ой редакции). 2-й лист. Фрагмент. Реконструкция.

Прежде всего, следует согласиться с мнением Измайлова и Казанского о том, что знаком «+» Пушкин обозначил то место в 1-й строке, куда должно быть вставлено слово или словосочетание, написанное им ниже по тексту. По самому смыслу слов «à la suite d’une conversition» («вследствие одного непредвиденного оборота»), как бы уточняющих причину происшедшего 2 ноябри, логично включить именно эти слова в соответствующее место 1-й строки. И тогда 1-4 строки черновой редакции дают в переводе с французского следующий текст: «2 ноября вследствие одного непредвиденного оборота вы и ваш сын <……>5  :/ 6 безыменное письмо».

Пушкин объясняет, как получилось так, что об одном из анонимных писем стало известно Геккернам (подробнее – см. выше, в первой статье).

Основываясь на общепринятой трактовке событий, то есть считая, что «безыменные письма», о которых писал Пушкин,— это полученные им «дипломы на звание рогоносца» и что Пушкин считал их автором Геккерна, Казанский и Измайлов искус­ственно соединили слова «lettre anonyme» из строки 3а и «fùt composée par vous» из строки 5a и перевели: «анонимное письмо было составлено Вами», поместив эту фразу после образующих 5-ю строку слов Пушкина об «окончательном уда­ре», который решили нанести «отец» и «сын» Геккерны. При этом они руковод­ствовались также своей реконструкцией соответствующего фрагмента второй беловой редакции ноябрьского письма (о чем будет сказано ниже). Однако корректной реконструкция строк 5-14 может быть только в той последовательности, в какой они расположены в тексте первой беловой редакции. Исходя из этого принципа, получаем (в переводе с французского языка): «Вы решили нанести окончательный удар. <…> составлен (состав-лено, -лена – в зависимости от рода имени существительного, написанного перед глаголом. – В. О.) вами и <…> я получил несколь­ко экземпляров (из тех, которые были распространены), но так как это письмо было изготовлено с <……> был уверен, что найду моего сочинители, и не беспокоился больше. Действительно, после менее чем трехдневного розыска, я знал, как мне поступить».

На 4-й странице (оборотная сторона 2-го листа) (рис. 3) письма Пушкин зачеркивает последние три строки абзаца, начинающегося со слова «Maintenant», и вписывает не совсем четко различимую фразу: «vous le voyez» (или «vous le savez»), т.е.: «вы его (ее) (в зависимости от рода имени существительного, которое заменено местоимением «le». – В. О.) видите» или «вы его (ее) знаете», что дает в результате следующее продолжение:

«Если дипломатия лишь искусство узнать, что делается у других, и посмеяться над их планами, вы отдадите мне справедливость, признав, что были побеждены на всех пунктах.

Теперь я подхожу к цели моего письма. Вы ее знаете». И далее, до конца письма, ‒ без изменений, кроме замены артикля «l’» местоимением «mon» перед существительным «histoíre»:

«Я добр, простодушен <…> но у меня чувствительное сердце <…> Дуэли мне уже недостаточно <…> и чем бы она ни кончилась <…> достаточно отомщен ни <…> вашего сына, ни письмом <……> до малейшего следа этого подлого дела, из которого мне будет легко составить превосходную главу в моей (разрядка моя. – В.О.) истории рогоносцев.

Честь имею быть, господин барин, вашим покорнейшим слугою А. Пушкин».

(До) 21 ноября 1836 г. Письмо Пушкина к Геккерну (1-я беловая редакция с позднейшими исправлениями: 1-я черновая редакция 2-ой редакции) - 2-й лист,оборотная сторона. Подлинник.

Рис. 3. (До) 21 ноября 1836 г. Письмо Пушкина к Геккерну (1-я беловая редакция с позднейшими исправлениями: 1-я черновая редакция 2-ой редакции) – 2-й лист, оборотная сторона. Подлинник.

Сделаем предварительные выводы из образовавшейся, в результате пушкинской правки, черновой редакции второго варианта письма. Во-первых, она короче первой беловой редакции, и это сокращение текста достигнуто за счет вычеркивания упоминания о полученных Пушкиным «безыменных» письмах как «случае», позволившем ему «удачно выйти из положения», внушавшего ему некоторую тревогу. Пушкин также исключает из письма фразы о своем замешательстве, радости Геккернов и боязни его женой одного из безыменных писем. Во-вторых, раскрывается содержание «окончательного удара», который решили нанести Геккерны: «<…> составлен вами и <…> я получил экземпляров из тех, которые были распространены». И, в-третьих, убирается запись о том, что Пушкин еще до своего письма мог очернить Геккерна «в глазах дворов» голландского короля и русского императора.

Перейдем теперь к анализу второй беловой редакции письма Пушкина к Геккерну (Рис. 4, 5, 6 и 7). Как было сказано выше, это письмо было разорвано на 32 клочка, и до нашего времени дошло только 16 из них. Письмо также было реконструировано Измайловым и Казанским, и их реконструкция до сих пор не была в достаточной мере подвергнута критике. Хотя именно из нее делают вывод о пресловутом «двухлетнем постоянстве» Дантеса в его «страсти» к Наталье Николаевне, и именно в ней будто бы совершенно ясно сказано об авторстве Геккерна «дипломов на звание рогоносца».

Ноябрьское, 1836г., письмо А.С. Пушкина к Л. Геккерну (2-я редакция) – 1-й лист, Лицевая сторона. Подлинник.

Рис. 4. Ноябрь 1836 г. Письмо Пушкина к Геккерну (2-я беловая редакция) – 1-й лист, лицевая сторона. Подлинник.

 

Ноябрьское, 1836 г., письмо Пушкина к Геккерну (2-я редакция) – 1-й лист, оборотная сторона. Подлинник.

Рис.5. Ноябрь 1836г. Письмо Пушкина к Геккерну (2-я беловая редакция) – 1-й лист, лицевая сторона. Подлинник.

 

Ноябрьское, 1836 г., письмо Пушкина к Геккерну (2-я редакция) – 2-й лист, лицевая сторона. Подлинник.

Рис.6. Ноябрь 1836г. Письмо Пушкина к Геккерну (2-я беловая редакция) – 2-й лист, лицевая сторона. Подлинник.

 

Ноябрь 1836г. Письмо Пушкина к Геккерну (2-я беловая редакция) – 2-й лист, оборотная сторона. Подлинник.

Рис.7. Ноябрь 1836 г. Письмо Пушкина к Геккерну (2-я беловая редакция) – 2-й лист, оборотная сторона. Подлинник.

Не соглашаясь с Измайловым и Казанским, допускавшими возможность восполнения l-й беловой редакции пушкинского письма словами и предложениями из 2-й беловой редакции, можно считать вполне корректным обращение при анализе второй редакции к тексту первой, ставшему черновиком в результате правки его Пушкиным. Это позволяет восполнить некоторые утраты текста 2-й беловой редакции (Рис. 4):

«Господин барон,

Прежде всего позвольте сделать краткий обзор того, что только что произошло.

Поведение вашего сына было мне вполне известно  уже давно7 (разрядка моя. – В. О.) и не могло быть мне безразлично, но (так как оно не выходило из границ благопристойности и, кроме того, я знал, сколько моя жена заслуживает моей доверенности и моего уважения,)8 я довольствовался ролью наблюдателя с тем, чтобы».

Далее в тексте имеются пропуски, объясняющиеся утратой крайних (правых верхних и левого нижнего) кусков первого листа письма.

Воспроизведем эту часть письма Пушкина (строки фрагмента пронумерованы цифрами от 1 до 7. Буквы слов и знаки препинания, достоверно переносимые из первой беловой редакции, обозначены точками по числу этих букв и знаков).

1. à intervenir lorsque je le jugerai à p9
2. savais bien qu'une belle figure, une p10
3. malheureuse11, une perseverance de deux
4.             toujours par produire qu  q12   f12
5.              d'une jeune personne et qu'alors le
6.         moins qii il ne fut un sot, deviendrait
7.        rellement le confident desafemme13 et le
_____________________________________________________
  1 3 5 7 9 11                         11 9 7 5 3 1
   2 4 6 8 10                           10 8 6 4 2

Под текстом, начиная с его правого и левого краев, четко определяемых сохранившимися кусками листа, мною пронумерованы (с возможной при воспроизведении «летящего» почерка Пушкина точностью) позиции букв, знаков препинания и пробе­лов, которые они могут занимать на утерянных обрывках листа. Измайлов пред­ложил такой вариант реконструкции 2-4 строк: (Je) «savait bien qu’une belle figure, une passion malheureuse, une perseverance de deux  ans …… finiroint toujours par produire quelque impressiоn». Казанский согласился с «passion», но вместо «deux ans …finiroint» предложил «deux années finissent», a вместо «quelque impression» ‒ «quelque effet», что не меняет существа их реконструкции, которая в переводе звучит так: (Я) «хорошо знал, что красивая наружность, несча­стная страсть, постоянство втечении двух лет … в конце концов всегда произвели бы известное впечатление» (Измайлов) и: (Я) «знал хорошо, что красивое лицо, не­счастная страсть, настойчивость двух лет в конце концов всегда произведут некоторое впечатление» (Казанский). Вот откуда в течение более полувека выводилось мнение о «несчастной страсти» подлеца Дантеса и о его двухлетнем постоянстве (настойчивости) в «чувстве» к Наталье Николаевне, мнение, которое, как следует из реконструкции, разделял будто бы и сам Пушкин!

Очевидно, однако, что во 2-й строке не может стоить слово «passion»: в нем всего 7 букв вместо 11 (а вероятнее, 13, т.к., судя по уменьшившемуся наклону первой буквы «р», Пушкин начал «мельчить», желая вписать какое-то длинное слово, что подтверждается и «мелкостью» букв следующего за предлагаемым «passion» слова «mal­heureuse»), и Пушкин вполне мог бы начать на той же строке слово «malheureuse», перенеся его конец на 3-ю строку. Кроме того, в принятой реконструкции теряется ирония Пушкина, с которой он чуть ниже язвительно назовет демонстрируемое Дантесом «чувство» ‒ «великой и возвышенной страстью». Что касается «двухлет­него постоянства», то в промежуток из 22-х пробелов на 3-й и 4-й строках с необъяснимо большим превышением укладывается 17-знаковый вариант Казанского «années finissent», а Измайлов так и не смог предложить какое либо слово вместо многото­чия в своем варианте «deux ans … finiroint», который, впрочем, неверен и грам­матически. Ну и, наконец, насчет «некоторого» или «известного» впечатления на сердце молодой особы. Почему-то Измайлов не замечает того,  что слово «impression» ни в каком случае не может поместиться в пропуск на 4-й строке, а Казанский переводит удачно найденное им «quelque effet» тоже как «впечатление».

Самое же главное, пожалуй, вот в чем. Начатая Пушкиным фраза «Я хорошо знал…» должна иметь характер какой-то обшей сентенции, а «двухлетнее (разрядка моя. ‒ В. О.) постоянство» не обязательно для произведения впечатления для любого молодого человека на любую «молодую особу» (словосочетание, никогда, кстати, не использовавшееся Пушкиным, когда ему надо было что-то сказать о женщине или девушке): одному (одной) для этого надо больше времени, другому (другой) ‒ меньше.

Те, кто смогли ознакомиться с настоящей работой, за прошедшее с ее первой публикации время не предложили какой-либо иной реконструкции анализируемого фрагмента письма, помимо той, которую я нашел в результате долгих и тщательных текстологических исследований14 (Рис. 8):

1. à intervenir lorsque je le jugerai à propos. Je
2. savais bien qu'une belle fiqure, une physionomie
3. malheureuse, une perseverance de deux persecuteurs
4. y finissent toujours par produire quelque effet
5. sur le coeur d’une jeune personne et qu'alors le
6. mari, à moins qu'il ne fut un sot, deviendrait
7. tout naturellement le confident desafemme et le
Реконструкция Н.В. Измайлова и Б.В. Казанского (вынесенный вниз вариант) и моя (верхний вариант) части текста 2-й редакции письма Пушкина к Геккерну на лицевой стороне первого листа.

Рис. 8. Ноябрь 1836г. Письмо Пушкина к Геккерну (2-я редакция) – 1-й лист, лицевая сторона. Фрагмент. Реконструкция.

Или, в переводе, с примыкающим к фрагменту последующим текстом:

«вмешаться, когда я сочту это к стати. Я хорошо знал, что красивая наружность, несчастная физиономия, настойчивость двух гонителей всегда производят в конце концов некоторое действие на сердце молодой женщины и что тогда муж, по крайней мере если он не поглупел, вполне естественно становится поверенным своей жены и ее твердым наставником».

Предлагаемая реконструкция выверена по месту и темпу написания Пуш­киным его письма по строкам. Соблюдено правило синонимического ряда, а в пере­воде использованы слова из «Словаря (русского. ‒ В. О.) языка Пушкина»15. Например: «Он был прекрасен собою, важен и с самой счастливой физиономией» («Записки Моро-де-Бразе»)16. Или: «Грех гонителям моим» (письмо А. С. Пушкина к П. А. Вязем­скому)17. Ситуация же с гонителями Натальи Николаевны почти теми же словами обрисована в письме Александра Карамзина к брату Андрею в Париж от 13 марта 1837г.: «Эти два человека (Геккерн и Дантес. ‒ В. О), не знаю, с какими дьяволь­скими намерениями, стали преследовать госпожу Пушкину с таким упорством и настойчивостью, что в один год (а не «втечении двух лет». ‒ В. О.) почти свели ее с ума».

Вторая страница письма (рис. 5) почти полностью повторяет соответствующий текст первой беловой редакции. Примечательно введение Пушкиным оборота «en attendant» («ожидая») вслед за словами о получении им безыменных писем и характеристики Дантеса как незаконнорожденного или «так называемого незаконнорожденного» (хо­тя слово «batard» точнее было бы перевести словом «выблядок») «сына» Геккерна. коему последний был сводником («vous avez été le maqeureau»).

От второго листа письма сохранилось только пять обрывков (Рис. 6, 7). По двум восстанови­мым по контексту строкам на четвертой странице письма и по тождественности темпа написания Пушкиным слов можно заключить, что строки содержали по 47-52 знака каждая.

Ниже приведены первые строки этого сохранившегося фрагмента письма.

1. fils une conférence, vu18
2. un coup quel'on croyai
3. nyme fut composée par
4. je reçus trois exemplai
5. l'on avait distribuée

Прочитав в черновике слово «conversition» как «conversation» («разговор»), Измайлов и Казанский сочли слово «conférence» его синонимом (далее, при реконструкции ими чернового письма Пушкина к Бенкендорфу, появится еще один «синоним» — «ассамблея», слово, применявшееся Пушкиным только для описания увеселительных балов при дворе императора Петра I) и, не обратив внимания на запятую после него, прочли «vu» как «où». Получился нелепый «разговор, где». Между тем, гораздо логичнее перевести «conférence» другим его значением, в то время первым: «сличение, сравнение», что с учетом черновой редакции дает: «une conférence, vu la résolution de frapper un coup quel’on croyait» и поставить в конце точку, а не продолжать фразу причастием «décisif», что давало невразумительное «удар, который сочли решающим», но зато позволяло исследователям вписать в остающийся участок строки то самое «La lettre ano-nyme» с завершением «fut composée par vous» («Анонимное письмо было составлено вами»), долго вводившее в заблуждение пушкинистов (в остававшийся после «décisif» промежуток больше ничего не укладывалось).

Моя же реконструкция (рис. 9) принимает следующий вид:

1. fils une conférence, vu la résolution de frapper
2. un coup quel'on croyait. Une copie dela lettre ano-
3. nyme fut composée par vous et
4. je reçue trois exemplaires ‒                  que
Ноябрь 1836 г. Письмо Пушкина к Геккерну (2-я беловая редакция) – 2-й лист, лицевая сторона. Фрагмент. Реконструкция.

Рис. 9. Ноябрь 1836г. Письмо Пушкина к Геккерну (2-я беловая редакция) – 2-й лист, лицевая сторона. Фрагмент. Реконструкция.

Или, в переводе: «(с вашим) сыном сличение, в намерении нанести задуманный удар. Список безыменного письма был составлен вами (перевод дословный; следовало бы перевести более точно стилистически: «С безыменного письма вами была снята копия», но тогда так не говорили. ‒ В. О.) и я получил три экземпляра которые (были распространены)».

Следует специально подчеркнуть, что фраза «Une copie de la lettre anonyme fut composée par vous et» четко укладывается в строку 5а аналогичного фрагмента черновой редакции (см. выше – рис.9), если Пушкин (что логично) начал писать ее с края листа тем же мелким почерком, что и остальные правки в этом фрагменте.

Итак, в тексте второй беловой редакции письма мы находим подтверждение вер­сии о том, что Пушкин (по крайней мере, первоначально) обвинил Геккернов не в авторстве «дипломов», а в снятии копии со ставшего им известным аноним­ного (т.е. неподписанного, «безыменного») письма, опрометчиво показанного им Пушкиным. Было ли это письмо от «искусителя» Натальи Николаевны или от «доброжелателя», оповещавшего Пушкина о мнимой измене его жены с Дантесом с целью столкнуть его с кавалергардом? Я склоняюсь в пользу первого предположения. Очевидно. Дантес взял на себя роль «искусителя», признан его письмо своим, но адресованным не жене Пушкина, а ее сестре, Екатерине Николаевне. Пушкин же заставил Гек­кернов до конца играть роль, которую они так «непочтительно» взяли себе.

Анализ оставшейся части второй беловой редакции и более подробное рассмотрение внесенных Пушкиным в ее текст исправлений позволяют сделать неожиданный вывод о том, что в последуэльной истории Геккерны выдали за январское пись­мо Пушкина (после которого последовала смертельная дуэль) его ноябрьское пись­мо, вернее, достаточно искусно скомпонованную ими подделку.

В.Е. Орлов
Статья опубликована в сокращенном виде
в журнале «Филологические науки», 1993г., №2

 


 

См.: Измайлов  H. В. История текста писем Пушкина к Геккерну (17-21 ноября 1836 ‒ 26 января 1837) // Летописи Государственного литературного музеи. Кн. первая.  Пушкин. М., 1936. С. 338-350.

См.: Казанский Б. Письмо Пушкина к Геккерну // Звенья. Кн. VI. M -Л., 1936. С. 543.

Здесь и далее перевод письма А. С. Пушкина в двух его редакциях выполнен автором, кроме специально не оговоренных случаев.

Пушкин зачеркнул слова «après un». Последнее слово строки la предположительно прочтено Измайловым и Казанским как «conversation» («разговор, бесе­да»): исследователи не заметили точку, поставленную обратным движением пушкинского пера над буквой, написанной перед «t». В самом деле, такого слова нет в словарях, и его можно считать как «сочиненное» Пушкиным «для себя» на основе глагола «convertir». При дальнейшей работе над письмом к Геккерну и над ноябрьским письмом к Бенкендорфу Пушкин пытался найти ему заме­ну, пока окончательно не отказался от мысли рассказывать кому-либо о происшед­шем 2 ноября 1836г. Приблизительный перевод слова «conversition» подсказан мне В. С. Непомнящим: «непредвиденный оборот».

Здесь и далее в тексте письма Пушкина двойным многоточием, заключен­ным в угловые скобки, обозначен относительно большой пропуск текста, а простым многоточием ‒ пропуск небольшого фрагмента.

Нельзя согласиться с Измайловым и Казанским в том, что косая черточка, постав­ленная Пушкиным после двоеточия (у этих исследователей ‒ после точки), означает отнесение написанного впереди него и утраченного текста к вставке «+» в строку 1 фрагмента: фраза не получает тогда должного грамматического оправдания. Следует, скорее, присоединить к этому двоеточию написанный ниже текст из строки 3а.

Эти слова («depuis longtemps») надписаны Пушкиным над беловым текстом письма позднее.

Скобки   поставлены   Пушкиным   позднее  и  показывают  его  желание выпустить фрагмент, в котором упоминается Наталья Николаевна.

Буква «р» восстановлена по ее нижней части.

10 Восстановленная буква «р» имеет меньший наклон, чем «р» во 2-й строке.

11 Слово «malheureuse» написано более мелкими буквами, чем предыдущие слова.

12 Буквы в конце строки восстановлены по их сохранившимся частям.

13Слова «de sa femme» написаны Пушкиным слитно.

14 Реконструированный текст был прочитан автором на заседании Пушкинской комиссии ИМЛИ им. А.М. Горького 28 мая 1991 г. Заявленная на заседании пушкинистом А. Лацисом и обнародованная позднее (см.: Лацис А. Поиск утраченных слов // Литературная газета. 1991. 30 октября. № 43) реконструкция этой части пушкинского письма не выдерживает серьезной текстологической проверки (по лексике, по месту и по темпу написания слов в имеющиеся пропуски текста письма).

15 См.: Словарь языка Пушкина. В 4 т. M., 1956-1962.

16 Пушкин А. С. Собр. соч. В 10 т. М.-Л., 1949. Т. 8. С. 428.

17 Там же. Т. 10. С. 198.

18 Последнее слово неверно прочитано Измайловым и Казанским как «où», с акцентом, который, по-видимому, является остатком от какой-то буквы слова из предыдущей строки.