Письмо А.С.Пушкина к А.Х.Бенкендорфу от 21 ноября 1836г.

Среди исторических документов, непосредственно касающихся событий, предшествовавших гибели Александра Сергеевича Пушкина в результате его трагической дуэли с Ж. Дантесом в январе 1837г., особое место занимает письмо А.С Пушкина к начальнику III отделения Его Императорского Величества канцелярии графу А.Х. Бенкендорфу. Письмо было написано 21 ноября 1836г. и, как считается в настоящее время, не отослано адресату.

Подлинник пушкинского письма был обнаружен сравнительно недавно,1 в архиве П.И. Миллера, секретаря шефа жандармов (Рис. 1-4). Сам же текст этого письма стал известен еще в XIX в. и неоднократно воспроизводился2  на языке оригинала (французском) и в переводе. Менее известен черновик пушкинского письма, который поступил в ИРЛИ в 1929г. в составе Майковского собрания (четыре клочка плотной голубоватой бумага, исписанные с обеих сторон). Текст неполон, т.к. остальные клочки утеряны.

Черновое письмо Пушкина к Бенкендорфу было издано В.И. Саитовым, и им прочитано, хотя, по замечанию известного пушкиниста П.В. Казанского, и «не вполне»3. Казанский счел основной причиной этого «принципиальный отказ издателя от смыслового чтения», подразумевая под последним возможность восстановить черновой текст письма по уже известному беловому. Б.В. Казанский предпринял попытку4 дополнить утраты текста, основываясь на таком заимствовании, как это сделали он и Н.В. Измайлов5 в отношении ноябрьского, 1836г., письма Пушкина к Геккерну. И на этот раз, как и в первом случае6,  «смысловое чтение» привело к значительным искажениям пушкинского текста черновой редакции письма к Бенкендорфу, что я и постараюсь показать.

Письмо Пушкина к Бенкендорфу. 1-й лист. Лицевая сторона. Подлинник.

Рис. 1. Письмо Пушкина к Бенкендорфу. 1-й лист. Лицевая сторона. Подлинник.

 

Письмо Пушкина к Бенкендорфу. 1-й лист. Оборотная сторона. Подлинник.

Рис. 2. Письмо Пушкина к Бенкендорфу. 1-й лист.  Оборотная сторона.  Подлинник.

 

Письмо Пушкина к Бенкендорфу. 2-й лист. Лицевая сторона. Подлинник.

Рис. 3. Письмо Пушкина к Бенкендорфу.  2-й лист. Лицевая сторона.  Подлинник.

 

Письмо Пушкина к Бенкендорфу. 2-й лист. Оборотная сторона. Подлинник.

Рис. 4. Письмо Пушкина к Бенкендорфу.  2-й лист. Оборотная сторона. Подлинник.

Начнем с беловой редакции письма. Ее приведенный ниже перевод выполнен с оригинала на основе двух принципиальных положений, заявленных мною на заседании Пушкинской комиссии ИМЛИ 23 мал 1991г., а именно: перевод сделан по словарям 20-х – 30-х гг. прошлого века и использована лексика «Словаря (русского. – В.О.) языка Пушкина»7 с акцентом на ее эпистолярный массив. В процессе работы был также выполнен сравнительный анализ писем А.С. Пушкина к А.Х. Бенкендорфу на русском и французском языках (известны 58 пушкинских писем). Полученный перевод в результате несколько отличается от общепринятого, «академического»8.

Текст оригинала письма

«Monsieur le Comte

Je suis en droit & je mе crois obligé de faire part à Votre Excellence de ce qui vient de se passer dans ma famille.

Le matin du 4 novembre je reçu trois exemplaires d’une lettre anonyme outrageuse pour mon honneur & celui de ma femme. Ala9 vue du papier, au style dela letter, à la manière dont elle était redigée, je reconnue, dès lepremier moment  qu’elle était d’un étranger, d’un homme de lahaute société, d’un diplomate. J’allais aux recherches. J’appris que sept ou huit

personnes avaient reçu le même jour un exemplaire de la même lettre cachetée & adressée a mon adresse, sous double enveloppe.

La plupart des personnes qui les avaient reçu, soupçonnant une infamie, de meles envoyerent pas. On fut en géneral indigné d’une injure aussi lâche & aussi gratuite. Mais tout en répétant que la conduite de mafemme était rreprochable, on disait que le prétexte de cette infamie était la cour assidue quelui fesait Mr. Dantes.

Il ne me convenait pas devoir le nom demafemme accollé, en cette occasion, avec le nom de qui que ce soit. Je le fis dire a Mr. D’Antes. LeBaron Heckern vint chez moi et accepta un duel pour Mr. D’Antes en me demandant on delai de 15 jours.

Il setrouve que dans l’intervalle accordé, Mr. d’Antes devint amoureux de ma belle soeur Mlle Gontcharof et qu’il la demanda en mariage. Le bruit public m’en ayant instruit, je fis demander à Mr. d’Archiac (second de Mr. D’Antes) que ma provocation fut regardée comme non avenue.

En attendant je m’assurai que lalettre anonyme était de Mr. Heckern, ce dont je crois de mon devoir d’avertir le gouvernement & la société.

Etant seul juge et gardin de mon honneur & de celui de mafemme, etpar consequant ne demandant ni justice ni vengeance, je ne puis ni neveux livrer qui que ce soit les preuves de ce que j’avance.

En tout cas, j’espère Monsieur le comte, que cette lettre est une preuve du respect et dela confiance queje porte à votre personne.

С’est avec ces sentiments que j’al l’honneur d’être

Monsieur leComte
Votre très humble et très
obéissant serviteur
Alexandre Pouchkine.

21 novembre 1836»

 

Перевод

«Милостивый Государь Граф

Имею право и почитаю обязанностью известить Ваше Сиятельство о том, что только что произошло в моей семье.

Утром 4 ноября я получил 3 экземпляра одного безыменного письма, оскорбительного для моей чести и чести моей жены. По виду бумаги, по слогу письма, по тому, как оно было составлено, я тотчас распознал, что оно от иностранца, человека высшего общества, дипломата. Я занялся розыском. Я узнал, что семь или восемь человек получили в тот же день по одному экземпляру того же письма, запечатанного и адресованного на мой адрес, под двойным конвертом.

Большинство лиц, которые их получили, подозревая низость, мне их не послали. Возмутились вообще оскорблением, столь подлым и столь неосновательным. Но, не переставая повторять, что поведение моей жены было беспорочным, говорили, что поводом этой низости было неутомимое волокитство за нею г-на Дантеса.

Мне не подобало видеть имя моей жены связанным, в этом случае, с именем кого бы то ни было. Я поручил сказать это г-ну Дантесу. Барон Экерн приехал ко мне и принял вызов на дуэль за г-на Д’Антеса, прося у меня отсрочки на 15 дней.

Оказалось, что в дарованный промежуток г-н д’Антес влюбился в мою свояченицу девицу Гончарову и что он сделал ей предложение. Когда общественная молва известила меня об этом, я поручил просить г-на д’Аршиака (секунданта г-на Д’Антеса), чтобы мой вызов был рассмотрен как непоследовавший.

Между тем я удостоверился, что безымянное письмо ‒ от г-на Экерна, о чем я почитаю за свой долг донести правительству и обществу.

Будучи единственным судьей и блюстителем моей чести и чести моей жены, и вследствие сего не требуя ни правосудия, ни мщения, я не могу, да и не хочу представить кому бы то ни было доказательств того, что я утверждаю.

В любом случае я надеюсь, господин граф, что это письмо есть доказательство уважения и доверенности, которые я отношу к вашей особе.

С этими чувствами честь имею быть

Милостивый Государь Граф
Ваш покорнейший слуга Александр Пушкин

21 ноября 1836»

Перейдем к черновой редакции письма (Рис 5, 6, 7). Пушкин взял для черновика сложенный пополам лист бумаги с написанными когда-то ранее словами «Милостивый Государь» и неоконченным письмом к неизвестному лицу10, перевернул его на 90° чистой стороной вверх и начал писать быстрым и все более небрежным, по мере работы над письмом, почерком. Заключительную часть письма Пушкин написал поперек строк начальной его части. В результате воспроизведение пушкинского текста, написанного на французском языке, и его анализ представляют известные трудности.

Черновое письмо Пушкина к Бенкендорфу (до) 21 ноября 1836г. 1-й лист. Оборотная сторона. (Справа - стр.1; слева - стр.4; поперек строк – стр.5 письма). Оригинал.

Рис. 5. Черновое письмо Пушкина к Бенкендорфу (до) 21 ноября 1836г. 1-й лист. Оборотная сторона. (Справа – стр.1; слева – стр.4; поперек строк – стр.5 письма). Оригинал.

 

Черновое письмо Пушкина к Бенкендорфу (до) 21 ноября 1836г. 1-й лист. Лицевая сторона (Стр.3 письма). Оригинал.

Рис. 6. Черновое письмо Пушкина к Бенкендорфу (до) 21 ноября 1836г. 1-й лист. Лицевая сторона (Стр.3 письма). Оригинал.

 

Черновое письмо Пушкина к Бенкендорфу (до) 21 ноября 1836г. 1-й лист. Лицевая сторона. (Стр.2 письма). Оригинал.

Рис. 7. Черновое письмо Пушкина к Бенкендорфу (до) 21 ноября 1836г. 1-й лист. Лицевая сторона. (Стр.2 письма). Оригинал.

Отказавшись, как и В.И. Саитов, от заимствования слов и предложений из беловой редакции письма для восполнения ими черновой редакции, я счел недопустимой и реконструкцию букв по их отдельным сохранившимся частям, равно как и слов по отдельным буквам.

Черновое письмо Пушкина к Бенкендорфу (до) 21 ноября 1836г. 1-й лист. Оборотная сторона. (Справа - стр.1; слева - стр.4; поперек строк – стр.5 письма). Рабочая копия.

Рис. 8.Черновое письмо Пушкина к Бенкендорфу (до) 21 ноября 1836г. 1-й лист. Оборотная сторона. (Справа – стр.1; слева – стр.4; поперек строк – стр.5 письма). Рабочая копия.

 

(повернуто на 900). Черновое письмо Пушкина к Бенкендорфу (до) 21 ноября 1836 г. 1-й лист. Оборотная сторона. Рабочая копия.

Рис. 9 (повернуто на 900). Черновое письмо Пушкина к Бенкендорфу (до) 21 ноября 1836г. 1-й лист. Оборотная сторона. Рабочая копия.

Черновое письмо несет на себе следы правки (Рис. 8 и 9), сделанной рукой самого Пушкина (кроме одного исключения, которое специально оговорено ниже, – см. прим.12), и образует, в свою очередь, как бы две черновые редакции. Обозначим их: «первая» и «вторая» и воспроизведем постранично, пронумеровав строки цифрами от 1 до 48.

Первая черновая редакция

Стр. 1

 1. Mr. leComte           11,
 2. Je me crois
 3. dese12passer – 
 4.    Le 213  dunov
 5. ressembl12  14.  Je12 r
 6. d'une lettre a
 7. pour l’hone
 8.  J'allais aux
 9. àcacheter, du
10. à lamanière d
11. rédigé – je reç
12. 

Стр. 2

13.   ée en monnom
14.   s persones qui les15
15.   pçonant une
16.   tèrent leur lettre
17.   voyerentpas –
18.   géneral indigné
19.   t de l'infamie
20.   tre anonyme, et
21.   tuite qui atteignit
22.   peu probable16
23.   tout on17 le répe-
24.

Стр. 3

25. raison de cette
26. il ne me conv
27. voir le nom dem
28. à celui de qui qu
29. demande fis dire à Mr. D'Antes
30. qui accepta un duel – par
31. l'entremise de Mr. Heckern
32. père qui i18vint chez moi
33. etaccepta un d
34. Mr.Dantes t
35. demandant19
36. 

Cтp. 4

37.          f'ut regardé, a
38.           non avenue –
39.       tres – je sus pour
40.    nonyme20  était deM
41.                        21

Стр. 5 (поперек строк стр. 1)

42.  tes relations comme je me crois seule juge12 del'honneur
43.  mafemme je nepuis22 MrleC. malgré tout12 mon respectpour
44.  même à cause démon respect, ni vous12 livrer les letrs
45.  mes, ni d'entrer dans plus22 de 12details
46.  cru de mon devoir d'12 avertir le
47.  ement etla société qu'un des em-
48. 

Текст первой черновой редакции легко соотносится с текстом оригинала, в чем можно убедиться, сравнив их. Ограничимся поэтому анализом тех существенных различий, которые имеются между двумя текстами.

Прочитав в 4-й строке первоначально написанную Пушкиным цифру 2 как 4. а зачеркнутое первое слово 5-ой строки как «assemblée». Б.В. Казанский перевел начало абзаца так «4 ноября после одного собрания (? – В.О.) я получил…»

Однако для обозначения совещания (разговора), которое будто бы имело место 2 ноября у Дантеса с Геккерном23, во французском языке XIX в., да и в современном тоже, есть другие, более точные, эквиваленты (entretien, conversation и пр.). Пушкин, конечно, знал их, как знал он и первое (основное) значение слова «assemblée» (собрание, сход, съезд), употребив таковое в своих произведениях 12 раз, но только (!) для обозначения балов с танцами при дворе Петра I.

На самом же деле, Пушкин попытался было, как и в черновой редакции ноябрьского письма к Геккерну,24 описать Бенкендорфу события 2-4 ноября, предшествовавшие получению им копий «безыменного» (анонимного) письма, но, не докончив слова «ressemblance» (сходство, подобие), оставил эту попытку. Он приписал хвостик к цифре 2, превратив ее в 4, зачеркнул начало слова «ressembl…» вместе с предшествовавшими словами и сразу приступил к описанию происшедшего 4 ноября, т.е. получения им копий анонимного письма. Разумно предположить, по аналогии с черновой редакцией письма к Геккерну, что этими предшествовавшими словами были «à la suite d’une» («вследствие одного») и что Пушкин хотел объяснить шефу жандармов свою оплошность с предъявлением чужих писем Дантесу (например, «вследствие сходства почерков»25) Кстати, и допустимому варианту начала зачеркнутого слова «assembl…» существует не только продолжение «…éе», но и «…аge» («сбор, соединение, совокупление многих вещей»), что дает в переводе «вследствие одного совпадения», и даже «…ement» (синоним слова «assemblage»). Последние варианты имеют тот же отвлеченный характер, что и выражение «вследствие одного непредвиденного оборота», употребленное Пушкиным в черновой редакции письма к Геккерну, но там их употребление представляется все же более оправданным, чем в письме к Бенкендорфу. Как бы то ни было, именно здесь Пушкин окончательно решил никого не ставить в известность о своей оплошности и, тем более, объяснять ее причины.

Приведенный выше анализ этой части чернового письма к Бенкендорфу дает, наконец, доказательство того, что до настоящего времени только предполагали: первое письмо Пушкина к Геккерну было написано раньше его письма к Бенкендорфу от 21 ноября 1836г.

Примененное Пушкиным в 9-й строке словосочетание «à cacheter» («как запечатано») показывает, что он поначалу решил использовать в качестве аргумента оттиск печати на полученном им анонимном письме. В своих статьях26 я высказал предположение, что Пушкин, получив анонимное письмо (возможно, с вложенным в него «дипломом»), оповещавшее о мнимой измене жены, и опрометчиво показав Дантесу это письмо вместе с другими обнаруженными дома письмами и записками, решил упредить «окончательный удар», который могли нанести Геккерны. С этой целью Пушкин разослал по своим друзьям и знакомым, в честности и нелюбопытстве которых он не сомневался, двойные письма с их адресами на внешних конвертах и со своим именем на внутренних конвертах – сложенных и опечатанных пустых листах бумаги, употребив для опечатывания писем свою юношескую печатку. Становится тогда понятным, почему Пушкин не стал использовать в письме к Бенкендорфу аргумент о рисунке оттиска печати, выпустив слова «à cacheter» в беловой редакции: ведь некоторые из получивших двойные письма их не «выбросили» («<je>tèrent» из 16->й строки) или не отослали внутренние письма (М. Виельгорский, П. Вяземский…), и Пушкин об этом знал.

Прочитав в 22-й строке написанные Пушкиным два слова как «irréprochable». Б.В. Казанский не смог объяснить, почему Пушкин, зачеркнув его, написал над ним то же слово, только в сокращенном виде «irrépro». На самом же деле, Пушкин, скорее всего, хотел сказать, что все были «возмущены («indigné») <…> низостью («de 1’infamie») <автора> безыменного письма («lettre anonyme»), и неосновательной («gratuite») <…>, которая достигала до («qui atteignit») <лица> столь («si») маловероятного («peu probable»), <что>»… Становится тогда понятным и смысл фразы, написанной Пушкиным в строках 26-28 о том, что ему «не подобало видеть» имя его жены «связанным, в  этом случае (разрядка моя. – В.О.) с именем кого бы то ни было».

Особого внимания в этой связи заслуживает анализ 40-й строки черновика. Остается только догадываться, почему Б.В. Казанский не заметил следов чьего-то чужого (не пушкинского!) вмешательства в текст 40-й строки и не увидел, что достоверной можно считать только первую букву «М» из прочитанной им как «ММН» аббревиатуры: вторая буква переделана в «М» из другой буквы (предположительно из «j»), третья – вообще не «H», а сочетание косой черты («/»)со значком, напоминающим нижнюю часть строчной буквы «l»: поперечина же пресловутого «Н» – не что иное, как горизонтальная черточка двух букв «t» слова «tout» из написанной позже поперек страницы 1 строки 43. Кроме того, в следе строки 40, обозначенной заходящей за сгиб листа и опускающейся вниз линией 41, кем-то вытерты буквы, эту строку продолжающие (части этих букв, не принадлежавшие каким-либо написанным словам черновика, остались в следе слова, начинающегося с буквы «М»), и тщательно, не «по-пушкински», подправлен остальной текст в местах пересечений12 слов. Да и перевод сконструированной Б.В. Казанским аббревиатуры «ММН» как «господа Геккерны» неудовлетворителен. Во-первых, множественное число слова «Mr.» («monsieur») в сокращенном виде должно писаться «Mrs.» (исключения типа «m.m les…» редки). Во-вторых, в тексте письма Пушкин четко отделяет Дантеса («Mr. D’Antes») от Геккерна («Mr. Heckern»). Наконец, Пушкин напишет и в беловом тексте: «…я удостоверился, что безыменное письмо – от г-на Экерна», а не «от господ Геккернов», и в 46-47 строках черновика: «<я> почел за свой долг донести правительству и обществу, что один из (разрядка моя. — В.О.)…»

Чья фамилия стояла за пушкинской «М» (или «ММе» – сокр. от «Madame»)? Современная криминалистическая экспертиза вполне в состоянии ответить на этот вопрос. Тогда бы мы точно узнали, кого подозревал Пушкин (по крайней мере, до аудиенции у царя 23 ноября 1836г.) в авторстве анонимного письма, положившего начало трагедии. Заслуживают внимания свидетельство В. Соллогуба о том, что Пушкин назвал ему «одну даму», и утверждение Александра II: «Я знаю, кто был автором анонимного письма. Это – Нессельроде», положенные в основу гипотезы В. Ходасевича о том, что действительно автором анонимного письма (но не пасквильного «диплома», как предположил Ходасевич!) была М.В. Нессельроде – жена министра иностранных дел Российской империи, злейший враг Пушкина.

По отдельным верхушкам слов и акцентам, оставшимся от строки, написанной Пушкиным ниже 47-й, Б.В. Казанский восстановил ее: «ployés ducorps diplomatique»» — и дал такой перевод 46- (48) строк: «Я счел моим долгом предупредить правительство и общество, что один из чиновников дипломатического корпуса…» С реконструкцией Казанского нельзя согласиться по нескольким важным причинам. Хотя слово «employé» переводилось и переводится в настоящее время как «чиновник», но и в XIX в. и сейчас под ним подразумевается обыкновенный «служащий» типа канцеляриста, письмоводителя. Поэтому «чиновник дипломатического корпуса» – явная нелепица: Пушкин не мог оставить этих слов после правки черновика, когда он напишет об авторе анонимного письма как о «важной особе» (см. ниже), а над (48)-ой строкой даст к существительному, начинающемуся с «еm», определение «étrangers» («иностранные»), усиливающее нелепицу: «один из иностранных чиновников дипломатического корпуса» (перевод Казанского. И это – о голландском после!?). Да и верхушки реконструированных Казанским слов «du corps diplomatique» расположены слишком близко одна к другой для пушкинского размашистого почерка, отличающего строки 45-47, – места для такого же написания этих слов оставалось на странице 5 вполне достаточно.

Словари дают много слов, начинающихся с «еm». Но контексту письма с учетом правила переноса соответствует только одно из них – существительное «empirique» («шарлатан»), имеющее одно замечательное свойство: омонимичность со словами «empire» («власть, владычество, обладание») и «Empire» («империя»). Пушкин, с его глубоким знанием французского языка и любовью к каламбурам, не мог этого не заметить и этим не воспользоваться.

Перейдем ко второй черновой редакции письма к Бенкендорфу. Воспроизведем ее так же, как первую. Зачеркнутые Пушкиным слова заменим точкам, а возникшие дополнительные строки обозначим цифрами с буквами русского алфавита.

Вторая черновая редакция

Стp. 1

  1. Mr. leComte
 2a. devous faire
  2.
  3. dese passer –
  4.  Le 4 dunov
  5.     je r
  6. d'une lettre a
  7. pour l'hone
 8a.      à la vu
  8.
  9. à cacheter,
 10. а lamanière d
 11. redigée – je reç
12a.       quelqu'u
12б. d'un homme27
 12.

Cтp. 2

 13.     ée en monnom
 14.  s persones qui les
 15.       pçonant une
 16.    tèrent leur lettre
 17.       voyerentpas –
 18.    géneral indigné
 19.
20a.               que
 20.
21a.                & c
 21.
22a.            irrepro
 22.
23a.                en
 23.  tout on    répe-
 24.

Cтp. 3

 25. raison de cette
 26. il ne conv
 27. voir le nom dem
28a. dans cette occasion
 28. à celui de qui qu
29a. je28 je le28 le fis28 donc28
 29.      dire à Mr. D'Antes
 30.
31a.                    Baro
 31.             Mr. Heckern
 32.            vint chez moi
 33. et accepta un d
 34. Mr. Dantes t
 35. demandant
 36.

Cтp. 4

37a.              cation
 37.       fut regardé, a
 38.       non avenue –
 39.    très – je sus pour
 40.   nonyme était deM
 41.

Правка стр. 5 незначительна: Пушкин вычеркивает начальные слова «…tes relations» и заменяет предлогом «sur» предлог «de» в 42-й строке, а местоимение «mon» («мое») – местоимением «се» («это») в 44-й строке и, о чем я упоминал при анализе первой черновой редакции, надписывает над несохранившимися словами (48)-й строки прилагательное «etrangers».

Окончательная черновая редакция письма, если судить по ее сохранившимся частям, почти идентична оригиналу, кроме нескольких, но весьма важных исключений. Во-первых, как уже говорилось выше, в беловой редакции нет слов «à cacheter». Во-вторых, Пушкин вновь переходит в ней к варианту строки 126, говоря об авторе полученного им анонимного письма как о «человеке <высшего общества>» (зачеркнутое «homme…» из строки 126), а не о «важной особе» («quelqu’un» из строки 12а). В-третьих, Пушкин заменяет решительное утверждение об авторстве письма некого (некой) «M…» («je sus pour <sûr que la lettre> anonyme etait de M…» – «я распознал точно, что безыменное письмо — от <…>») на простое сообщение о том, что это письмо (получено?) – от Геккерна. Если присовокупить к этому еще и опущенную часть первой черновой редакции письма, где говорится о затронутом клеветником «маловероятном» лице, и не перешедший в окончательный текст конец второй черновой редакции об «одном из иностранных шарлатанов», становится очевидным, что Пушкин, хотя и разгадал, кого прятали за собой Дантес и Геккерн и кто был автором анонимного письма, но не пожелал предоставить решающих доказательств в официальном письме, чтобы не компрометировать свою жену.

Письмо Пушкина к Бенкендорфу было, таким образом, предостережением в адрес «важной особы», посягавшей на честь Пушкина и его жены, и обличением двух ревностных загонщиков жертвы для этой «важной особы», сделавших все возможное, чтобы Пушкин не узнал имя той особы. Очевидно, на данной Пушкину аудиенции Николай I пообещал прекратить преследование Натальи Николаевны со стороны «важной особы» и найти автора анонимного письма, полученного Пушкиным. Поэтому и отпала необходимость отсылать письмо Бенкендорфу. Но оставались еще Геккерн и его «приемный сын» Дантес, пойманные Пушкиным с поличным. Они понимали, что в случае огласки всей истории им придется покинуть Петербург – первому вернуться в Гаагу в ранге отставленного посла, а второму отправиться в захолустный городок Сульц в сопровождении нелюбимой жены.

Два подлеца не могли допустить крушения своих честолюбивых планов и возобновили преследование Натальи Николаевны, надеясь спровоцировать дуэль. 25 января 1837г. A.C. Пушкин посылает Геккерну письмо, которое послужило барону предлогом для вызова Пушкина на поединок с Дантесом и которое Геккерн подменил списком ноябрьского письма при расследовании дела о дуэли.

В.Е. Орлов
Статья опубликована в сокращенном виде
в журнале «Филологические науки», 1994г., №2

 


 

Примечания

1 См.: Эйдельман Н. Я. Десять автографов из архива П.И. Миллера // Записки ОР ГБЛ. 1972. Вып. 3. С 308-309..

2 См., например: Аммосов А. Последние дни жизни и кончина Александра Сергеевича Пушкина со слов его бывшего лицейского товарища и секунданта Константина Карловича Данзаса. СПб., 1863.

3 См.: Казанский Б. Письмо Пушкина Геккерну // Звенья Кн. VI. М.-Л. 1936 С. 48.

4 Там же. С 59-63 и 92-93.

5 Там же. С 26-43. См. также: Измайлов H.В. История текста Пушкина к Геккерену (17-21 ноября 1836 ‒ 26 января 1837) // Летописи Государственного литературного музея. Кн. первая. Пушкин. М., 1936. С. 338-357.

6 См.: Орлов В.Е. О двух письмах А.С. Пушкина к Л. Геккерну (ноябрь 1836г. – январь 1837г.) // Филологические науки. 1992. № 2. С. 90-97. Орлов В. Е. О второй редакции письма А.С. Пушкина к Л. Геккерну (ноябрь 1836г.) // Филологические науки. 1993. № 2. С. 108-114.

7 См.: Словарь языка Пушкина. В 4т. M., 1956-1962.

8 См.: Пушкин А. С. Собр. соч. В 10 т. М.-Л., 1949. Т. 10. С. 871-872.

9 Так в тексте: слова «а» и «la» написаны Пушкиным слитно. В дальнейшем подобное слитное написание Пушкиным слов в текстах оригинала и черновика специально не оговаривается.

10 См.: Казанский Б. Загадочный отрывок Пушкина // Звенья. Кн. VI. М.-Л., 1936. С. 94-100.

11 Здесь и далее точками обозначены строки утраченных обрывков чернового письма.

12 В этом месте, как и других местах, отмеченных сноской 12, имеются следы от стертого с бумаги текста (части букв, знаки препинания, надстрочные знаки), а сохранившийся текст подправлен (так, например, в 3-ей строке впереди «dese» сохранилась часть буквы в виде волнистой черты, а слова «dese passer» несут следы правки по стертому тексту).

13 Последней достоверной буквой зачеркнутого слова является «l». Следующая буква («е» или «а») только начата. Акцент над ней является остатком от какой-то стертой буквы. Второй буквы «е» (как у Казанского) нет вообще. Буквы, предшествующие первой «s», больше похожи на начальные «ге» в двух словах 11-ой строки, чем на букву «а», прочитанную Казанским.

14 Б. Казанский видит здесь, руководствуясь «смысловым чтением», цифру «4» Очевидно, однако, что здесь написана инфра «2», переделанная в «4» добавлением к ее горизонтальной части опущенной вниз вертикальной черточки.

15 «les» («их») переделано из «l’» («его») сразу же после написания этой буквы.

16 Так в оригинале: «оn» (у Казанского «en»)

17 Плохо различимые слова «peu» и «probable» отделены одно от другого довольно большим промежутком: их соединение произошло в результате зачеркивания этих слов жирной чертой. Надстрочная точка, оставшаяся от предшествующей буквы, может принад­лежать «si»; предполагаемому Казанским и грамматически необходимому в этом случае продолжению строки – «de ma femme» – нет места в 22-ой строке.

18 Сначала слегка поднимающейся вверх, потом более круто опускающейся вниз дугой Пушкин отчеркнул 40-ю строку, продолжающуюся на странице 1, от ранее написанного текста.

19 Заимствование Казанским цифры «15» после слова «demandant» из беловой редакции письма неправомерно: вертикальная палочка может принадлежать какой-либо букве, а цифра «5» вообще читается.

20 Судя по неоконченному слову 32-ой строки, начинающемуся с «i», Пушкин произвел правку 30-32 строк (вычеркнул полностью 30-ю строку, слова «l’entremise de» 3l-oй строки и начальные слова вместе с «i» 32-й строки) еще в процессе работы над первой черновой редакцией.

21 Реконструкция «nonyme» – предположительная: число вертикальных палочек больше необходимого.

22 См.: Орлов В. Е. О второй редакции письма А С Пушкина к Л. Геккерну // Филологические науки. 1993. № 2. С.108-114.

23 Слова «ne puis» написаны над словом «veux», а слово «plus» – над словом «les» сразу же после их написания: первое – по контексту, второе – из-за «de», исключающего «les».

24 Недоразумение, основанное на неправильном прочтении Б.В. Казанским и H. В. Измайловым соответствующей части ноябрьского, 1836г., письма Пушкина к Геккерну. Cм., например: Казанский Б. Письмо Пушкина Геккерну // Звенья. Кн. VI.С. 34-41; Измайлов Н.В. История текста писем Пушкина к Геккерену // Летописи Гослитмузея. Кн. первая. Пушкин. М., 1936. С. 346. Прим 58, а также Орлов В.Е. Указ. соч.

25 Дополнительным аргументом для такого прочтения служат вызывавшие до настоящего времени недоумение слова К.К. Данзаса о том, что Пушкин подозревал Геккерна в авторстве анонимного письма «по сходству почерка».

26 См.: Орлов В. «Это дело, которое касалось только меня» // Домашнее чтение. 1993 №8 и Орлов В. Е. Неизвестная печать Пушкина? // Домашнее чтение. 1993. №16.

27 Слова последовательно вписывались и зачеркивались Пушкиным, пока не остались только «je» и «le».

28 Пушкин зачеркнул «bomme» и написал над ним «quelqu’u<n>», что дало «d’un quelqu'<un> («от одной важной особы» – перевод не имеет другого варианта: предложенный Казанским – «от кого-то» – требует зачеркнуть первый артикль «un», чего Пушкин не сделал).