14 июня. В этот день:

1826 год

Москва. Запись в дневнике М.П. Погодина о поэте-самоучке крестьянине Борисове: «Пушкин нравится ему более всех: он прямо в сердце, а другие мимо сердца».

1827 год

Петербург. Пушкин – в гостях у Карамзиных, куда он пришёл вместе с Н.И. Кривцовым; там были Плещеевы, И.Я. Телешов, М.Д. и Н.Д. Боборыкины, К.С. Сербинович.

Ревель. А.А. Дельвиг пишет П.А. Осиповой: «Теперь мы в Ревеле, всякий день с милым семейством Пушкина любуемся самыми романтическими видами, наслаждаемся погодою и здоровьем… Хотели бы разделить наше счастие с вами и Александром. Александр меня утешил и помирил с собой. Он явился таким добрым сыном, как я и не ожидал. Его приезд, вы можете одни чувствовать, как обрадовал меня и Сониньку … Ждём его сюда, пока ещё сомневаемся, сдержит ли он обещание…».

Ревель - старое название Талинна
Ревель – старое название Талинна

1828 год

Петербург. Пушкин провожает Н.Д. Киселева, уезжающего на службу в Париж третьим секретарём русской миссии, вписывает в его записную книжку четверостишие «Ищи в чужом краю здоровья и свободы» <Н.Д. Киселёву> и рисует свой портрет.

 

 

 

 

 

 

Ищи в чужом краю здоровья и свободы,
Но север забывать грешно,
Так слушай: поспешай карлсбадские пить воды,
Чтоб с нами снова пить вино.

 

 

 

Петербург. Стихотворное послание к Н.М. Языкову «К тебе сбирался я давно» Пушкин оканчивает прозаической припиской: «Стихов, ради Бога стихов! Душа просит. Простите, желал бы сказать до свидания. /1 4 июня / С.П.Б».

1829 год

Кавказ. Лагерь русских войск. На заре Пушкин вместе со всем войском совершает переход на высоты Саган-лу.

Лагерь в Саган-лу в 10 верстах от неприятеля. Пушкин обедает у Н.Н. Раевского с Л.С. Пушкиным, Н.Н. Семичевым и другими. Встреча с М.И. Пущиным, который сошёл с лошади прямо в палатку Раевского: «Не могу описать моего удивления и радости, когда тут А.С. Пушкин бросился меня целовать, и первый вопрос его был: „Ну скажи, Пущин: где турки, и увижу ли я их…”». Обед был прерван сообщением о появлении турок. Услышав о появлении турок возле лагеря, все бросаются к лошадям.

Пушкин вместе с Семичевым едет к месту перестрелки, потом, увлечённый общим движением, устремляется, подхватив казачью пику, на летящих на него турок. Видит первых убитых и раненых, казаков и турок. Вместе со штабом Паскевича осматривает турецкий лагерь с вершины горы. Вечером идет навестить раненого П.Е. Остен-Сакена.

Лагерь в Саган-лу. Пушкин пишет стихотворение Делибаш, на листе, вырванном из «арзрумской» тетради. На том же листе рисует свой автопортрет: всадник – верхом на коне в бурке и круглой шляпе.

Перестрелка за холмами;^E6EA20550EA45A356C348E56180457DF255760C0BC30B084ED^pimgpsh_fullsize_distr
Смотрит лагерь их и наш;
На холме пред казаками
Вьется красный делибаш.

Делибаш! не суйся к лаве,
Пожалей свое житье;
Вмиг аминь лихой забаве:
Попадешься на копье.

Эй, казак! не рвися к бою:
Делибаш на всем скаку
Срежет саблею кривою
С плеч удалую башку.

Мчатся, сшиблись в общем крике…
Посмотрите! каковы?..
Делибаш уже на пике,
А казак без головы.

1830 год

Москва. После возвращения Н.Н. Гончаровой из Полотняного Завода отношения Пушкина с матерью невесты становятся напряжёнными, а перспективы скорой свадьбы – расплывчатыми, отчего он страдает и сердится.

1831 год

Мураново, имение Баратынских. Е.А. Баратынский пишет И.В. Киреевскому, начавшему работать над статьей о «Борисе Годунове»: «О недостатках „Бориса” можешь ты намекнуть вкратце и распространиться о его достоинствах. Таким образом ты будешь прав перед собою и перед отношениями…»; возражая против мысли Киреевского, что слог «Бориса» имеет образцом слог поэмы Жуковского «Орлеанская дева», Баратынский утверждает оригинальность Пушкина: «В слоге «Бориса» видно верное чувство старины, чувство, составляющее поэзию трагедии Пушкина».

1832 год

Петербург. Вице-канцлер Нессельроде просит Бенкендорфа «почтить его уведомлением, в каком количестве прилично бы было определить жалованье Пушкину».

Петербург. В Дело Министерства иностранных дел № 1 «Об отпуске в Министерство иностранных дел из Государственного казначейства ежегодно по 5 тысяч руб. ассигнациями» из сумм «на известное Е.И.В. употребление» внесена запись о выдаче их титулярному советнику Александру Пушкину.

1833 год

Москва. В № 47 «Московских Ведомостей» помещено объявление о продаже романа «Евгений Онегин» в книжной лавке О.И. Хрусталёва.

1835 год

Петербург. Пушкин навещает родителей.

Петербург. Пушкины переезжают на дачу Миллера у Чёрной речки. Из письма А.Н. Гончаровой брату Д.Н. Гончарову: «Мы переезжаем на Чёрную речку, следственно лошади необходимы… Ещё два мужских седла, одно для Пушкина, а другое похуже для Трофима». Александра Николаевна торопит его с присылкой им лошадей и передаёт просьбу Пушкина: «Пушкин ради Христа просит нет ли для него какой-нибудь клячи, он не претендует на что-либо хорошее, лишь бы пристойная была; как приятель он надеется на вас».

1836 год

Петербург. Пушкин пишет письмо И.И. Дмитриеву — запоздалый ответ на его письмо от 5 мая 1836 г. — с благодарностью за «ободрение» на новом журналистском поприще; Пушкин обещает напечатать в ближайшем номере «Современника» присланное Дмитриевым «Уведомление» об «Омониме» (т. е. однофамильце Дмитриева), публиковавшем свои сочинения под литерами «И.Д.».

Петербург. В письме Д.В. Давыдову Пушкин объясняет, что сейчас не может прислать статью о Дрездене, «ибо она есть ценсурный документ. Успеешь наглядеться на её благородные раны»; благодарит за разрешение напечатать её в урезанном виде и сожалеет, что статья не попала во 2-й номер, «который будет весь полон Наполеоном»; спрашивает, нельзя ли напечатать «твои очи» (стихотворение Давыдова «Я помню — глубоко…») без имени сочинителя.

Петербург. Пушкин пишет письмо Н.И. Ушакову с благодарностью за присланную историю русско-турецкой войны: «Не берусь судить о ней как о произведении учёного военного человека, но восхищаюсь ясным, красноречивым и живописным изложением… С изумлением увидел я, что вы и мне даровали бессмертие — одною чертою вашего пера. Вы впустили меня в храм Славы, как некогда гр. Эриван<ский> позволил мне въехать вслед за ним в завоёванный Арзрум».

Петербург. Пушкин пишет письмо управляющему Пеньковскому в ответ на его апрельское послание: «Надеюсь, что квитанция из моск<овского> совета Вами уже получена. Оброка прибавлять не надобно. Если можно и выгодно Кистенёво положить на пашню, то с Богом… Очень благодарен Вам за ваши попечения о нашем имении». Сообщает, что отец собирается побывать в Болдине. но вряд ли соберётся, а жить будет либо в Москве, либо в Михайловском. Далее Пушкин благодарит Пеньковского за то, что он остановил С.Л. Пушкина в его прошлогоднем намерении продать имение: «Будьте уверены, что я никогда этого не забуду».

Петербург. Пушкин, получив через И.С. Гагарина 36 стихотворений Ф.И. Тютчева, решает напечатать их в «Современнике». Гагарин напишет Тютчеву в Мюнхен 23 июня о том, что отдал П.А. Вяземскому его стихотворения и, зайдя вечером, застал его вдвоём с В.А. Жуковским за чтением этих стихов: «Тут же решено было, что пять или шесть стихотворений будут напечатаны в одной из книжек пушкинского журнала, то есть появятся через три или четыре месяца… Через день узнал о них и Пушкин. Я его видел после того: он ценит их как должно н отзывался мне о них весьма сочувственно».

Петербург. Пушкин – на вечере у П.А. Вяземского, устроенном в честь Жуковского, уезжающего на 6 недель в Дерпт; Вяземский напишет жене 20 июня: «На днях был у меня вечер для Жуковского прощальный… а для Loeve Veimar встречальный…» и перечислит гостей: Брюллов, «Лёв» Веймар, Пушкин, Крылов, Жуковский, Ю.Н. Бартенев «и ещё кое-кто». Пушкин приглашает Лёве-Веймара к себе.

zhukovsky_p
Василий Андреевич Жуковский