17 июня. В этот день:

1825 год

Москва. В Прибавлении к № 11 «Московского Телеграфа» напечатаны «Литературные известия». Среди них сообщение о печатании «Цыган», о готовящемся издании поэм и стихотворений Пушкина «с присовокуплением многих новых — и отличных по достоинству, можем прибавить, ибо мы слышали их несколько, здесь в Москве, от приезжих из Петербурга, которые на память прочитывали нам множество новых стихов Пушкина».

1826 год

Петербург. В приложении к № 72 «Северной Пчелы» опубликовано «Донесение Следственной комиссии» со списком всех преданных суду.

Париж. В «Revue Encyclopédique» в разделе «Bulletin bibliographique» под № 423 напечатана рецензия на перевод «Бахчисарайского фонтана» («La Fontaine des pleurs, poème de M. Alexandre Pouchkin, traduit librement du russe par J.M. Chopin». Paris, 1826). Подпись: Е. Héreau. <О. Эро>. В начале статьи автор называет Пушкина «драгоценнейшей надеждой русского Парнаса… соотечественники с гордостью могут противопоставить его отличнейшим поэтам других европейских народов». Сообщив сведения о Пушкине, заимствованные из заметки в «Anthologie Russe», автор пишет, что он менее удовлетворён этой поэмой, чем можно было ожидать. Главным недостатком поэмы рецензент считает отсутствие в ней переходов, «а это не раз сбивало с пути наше внимание и наше понимание». Признавая перевод удачным, автор приводит отрывок («Для них унылой чередой / Заводят игры, разговоры»), в котором «русский автор возвысился до величия необыкновенного».

1827 год

Петербург. Пушкин вместе с П.А. Катениным присутствует на представлении в Малом театре комедии Мариво «Ложные признания», которая шла в переводе Катенина под названием «Обман в пользу любви». После спектакля Катенин, выполняя просьбу Пушкина помирить его с A.M. Каратыгиной (урожд. Колосовой), привёл к ней в уборную «кающегося грешника», где и состоялось их примирение. Каратыгина вспоминала: «„За Сашу Пушкина” передо мной извинился Александр Сергеевич Пушкин слава и гордость родной словесности».

1829 год

Русский лагерь на реке Инжа-Су. В палатке Н.Н. Раевского собирается разнообразное общество, обсуждаются все проблемы войны; сюда приходят «беки мусульманских полков», среди них особенно заинтересовали Пушкина курды-язиды, слывущие на Востоке дьяволопоклонниками. Пушкин беседует с их воинским начальником, стараясь выяснить правду об их вероисповедании.

Yezidi_Man

Лагерь русских войск. Один из собеседников Пушкина заводит с ним речь о поэме («Гаврилиада») и читает из неё выдержки. Пушкин вспыхивает, и на лице его выражается такое неудовольствие, что заговоривший немедленно умолкает. В последующем разговоре Пушкин, коснувшись этой выходки, говорит, что он дорого дал бы, чтобы вернуть некоторые стихотворения, «написанные им в легкомысленной молодости».

Лагерь русских войск. Пушкин в споре с М.В. Юзефовичем о значении аристократического начала в развитии народов говорит: «„Я не понимаю, как можно не гордиться своими историческими предками! Я горжусь тем, что под выборной грамотою Михаила Фёдоровича пять подписей Пушкиных”. „Есть чем хвастать”, — с иронией замечает на это Раевский. — Пушкин как в воду окунулся и больше ни гуту».

Лагерь русских войск. В разговоре по поводу новой и бывшей в моде французской книжки «Justine ou les liaisons dangereuses» («Юстина, или Опасные связи») Пушкин говорит, что это одно из замечательных произведений развращённой французской фантазии: «В ней самое отвратительное сладострастие представлено до того увлекательно, что, читая её, я чувствовал, что сам начинаю увлекаться, и бросил книгу, не дочитавши».

Москва. В книге «Новейший избранный песенник или собрание лучших отборных и новейших всякого рода песен…» (М., 1829) напечатано без подписи автора стихотворение Пушкина «Гляжу, как безумный, на чёрную шаль».

1830 год

Москва. В переводе Л. Рипе вышел на французском языке «Бахчисарайский фонтан» Пушкина. В предисловии подчеркнуты трудности перевода прекрасных стихов поэта, в особенности тех, которые могут быть названы народными. Как пример приводится двустишие «Твои пленительные очи / Яснее дня, чернее ночи».

1831 год

Москва. П.А. Вяземский отвечает Пушкину на письмо от 11 июня: тысячу свою велит держать до приезда своего в Петербург, спрашивает, получил ли Плетнёв свои деньги; радуется за Жуковского, который начал писать после многих лет молчания, но тревожится о его здоровье; сообщает о выходе в Москве брошюры о «Борисе Годунове», об университетских новостях, о том, что пишет теперь в «Коммерческой газете» (отчет о промышленной выставке).

Москва. П.Я. Чаадаев в письме Пушкину просит вернуть ему рукопись «Философических писем» (Пушкин взял с собой, когда уезжал из Москвы, шестое и седьмое письма из восьми, составляющих корпус сочинения), потому что по завершении работы он хочет иметь свой труд при себе; автор письма сожалеет о том, что им «не удалось соединить… жизненные пути. Я продолжаю думать, что мы должны были идти об руку и из этого получилось бы нечто полезное…», он ждёт писем Пушкина по-русски: «вы должны говорить только на языке своего призвания».

Чаадаев
Чаадаев Пётр Яковлевич

1832 год

Петербург. А.И. Тургенев перед отъездом за границу навещает Пушкиных, прощается с Натальей Николаевной.

1833 год

Петербург. Н.О. Пушкина в письме к дочери в Варшаву сообщает о скором отъезде в Михайловское и рассказывает о жизни семейства Пушкиных: «Мы не станем дожидаться родов Натали, которые будут через три недели. Она здорова, много гуляет, ездит на Острова, на спектакли… Маленькая очень мила, никого она так не любит, как своего деда, он от этого, разумеется, в восторге, я не ревную, ибо она и меня любит, когда его не видит».

1834 год

Тригорское. В письме Пушкину П.А. Осипова умоляет его отказаться от услуг К. Рейхмана в качестве управляющего имениями Пушкиных; описывает историю появления Рейхмана в Малинниках и своего разочарования в его деятельности и порядочности; сетует, что Пушкин доверился рекомендации А.Н. Вульфа и не спросил её совета.

1835 год

Петербург. Пушкина навестил перед отъездом в Москву А.А. Краевский, чтобы взять обещанные для «Московского Наблюдателя» стихи. Как вспоминал Краевский, Пушкин вырвал из рабочей тетради листок, на котором было стихотворение «Последняя туча рассеянной бури», на обороте его Краевский увидел четверостишие с началом эпиграммы: «В Академии наук…»; Пушкин, заметив это, вырвал листок из рук гостя и переписал стихотворение «Туча» на новый лист.

Последняя туча рассеянной бури!306037082802504320
Одна ты несешься по ясной лазури,
Одна ты наводишь унылую тень,
Одна ты печалишь ликующий день.

Ты небо недавно кругом облегала,
И молния грозно тебя обвивала;
И ты издавала таинственный гром
И алчную землю поила дождем.

Довольно, сокройся! Пора миновалась,
Земля освежилась, и буря промчалась,
И ветер, лаская листочки древес,
Тебя с успокоенных гонит небес.

1836 год

Петербург. Пушкин принимает на Каменном острове Лёве-Веймара и, по-видимому, близких друзей, в том числе В.А. Жуковского перед его отъездом в Дерпт. В эту встречу или позднее Лёве-Веймар передал Пушкину письмо французского романиста Ж. Жанена.