25 октября. В этот день:

1825 год

Михайловское. Пушкин записывает стих 38—39 сцены «Царские палаты» трагедии «Борис Годунов» и заметке «О Гавр<иле> Григ<орьевиче> Пушк<ине>».

Михайловское. Пушкин пишет стихотворение «Брови царь нахмуря».

Брови царь нахмуря,spb-medny-vsadnik-05
Говорил: «Вчера
Повалила буря
Памятник Петра».
Тот перепугался.
«Я не знал!.. Ужель?» —
Царь расхохотался.
«Первый, брат, апрель!»

Говорил он с горем
Фрейлинам дворца:
«Вешают за морем
За <два яица>!
То есть разумею, —
Вдруг примолвил он, —
Вешают за шею,
Но жесток закон».

1826 год

Москва. В доме З.А. Волконской Пушкин общается с К.-А. Воше, секретарём графа Лаваля (отца Е.И. Трубецкой), который, совершив нелегальную поездку в Сибирь, на несколько дней остановился у Волконской. Через несколько недель он собирается сопровождать готовящуюся ехать вслед за мужем на каторгу в Сибирь Е.И. Трубецкую.

1827 год

Петербург. Пушкин пишет письмо к издателю А.Ф. Смирдину: «Милостивый государь мой, Александр Филиппович. По желанию вашему позволяю вам напечатать вторично поэму мою «Бахчисарайский фонтан» числом тысячу экземпляров. Ваш покорный слуга Александр Пушкин. 25-ого октября 1827 года. Спб.».

Петербург. В.Ф. Одоевский пишет в редакцию «Московского Вестника»: «Вчера получил я письмо от Шевырева и Погодина… в следствии чего я говорил вторично с Пушкиным, который изъявил мне следующее: 1. …обещал Вам выслать со мною, т.е. на днях уже, обещанного Фауста… 2. Всякое могущее еще быть в счетах на 1827 год предоставляется мне. 3. Намерен написать вам письмо следующего содержания: «Милостивые государи. Предоставляю за прошлый год Соболевскому и проч. На будущий год безусловно, т.е. и проч.» {т.е. Пушкин вновь обещает безусловное участие в журнале, все счёты за 1827 г. поручает С.А. Соболевскому и «Сцену из Фауста» вышлет с Одоевским, по-видимому, выезжающим на днях в Москву).

Петербург. Приезд в Петербург из-за границы супругов Воронцовых. П.А. Вяземский писал жене в деревню 2 ноября: «Воронцов с женой в Петербурге, и Александр Пушкин там. То-то, я думаю, разыгрывает комедию».

Чета Воронцовых

Петербург. Н.И. Уткин с портрета Пушкина работы О. Кипренского делает, по заказу А.А. Дельвига, гравюру резцом для фронтисписа альманаха «Северные Цветы на 1828 год».

Пушкин. Гравюра Уткина

 

1828 год

Малинники. Пушкин пишет вторую редакцию стихотворения «Клеопатра» («Чертог сиял. Гремели хором»), позже вошедшую в повесть «Египетские ночи». Набрасывает черновые варианты: стихотворений «Ямб», «Цветок» («Цветок засохший, безуханный»), двустиший «Покойник, автор сухощавый» и «В рюмке светлой предо мною», стихотворения «Как быстро в поле, вкруг открытом» и эпиграммы «Лищинский околел — отечеству беда!».

Лищинский околел — отечеству беда!
Князь Сергий жив еще — утешьтесь, господа.

1830 год

Болдино. В холерную эпидемию Пушкина несколько раз навещают А.А. Крылов, окружной комиссар Нижегородской и Симбирской губерний, и писец его С.Я. Ползиков. Вместе с А.А. Крыловым Пушкин посещает в селе Апраксине помещика А.П. Новосильцева и Н.Н. Топорнину – в селе Черновском.

1831 год

Петербург. Пушкин с Натальей Николаевной – на большом вечере у супругов Фикельмонов. Это первое появление Н.Н. Пушкиной в высшем обществе Петербурга. На следующий день Д.Ф. Фикельмон запишет в дневнике: «Госпожа Пушкина, жена поэта, здесь впервые явилась в свете». Отмечая необыкновенную красоту жены Пушкина, Д.Ф. Фикельмон пишет: «я ещё не знаю, как она разговаривает, — ведь среди 150 человек вовсе не разговаривают, — но муж говорит, что она умна. Что до него, то он перестаёт быть поэтом в её присутствии; мне показалось, что он вчера испытывал… волнения, какие чувствует муж, желающий, чтобы его жена имела успех в свете».

Фикельмоны
Деталь картины А. Ладюрнера “Развод караула перед Зимним дворцом” (1837). Слева – направо: Е.М. Хитрово, Долли Фикельмон, её муж гр. Шарль Фикельмон, сотрудники австрийского посольства и Е. Ф. Тизенгаузен.

Петербург. Лицеист П.И. Миллер «на минуту» заходит к Пушкину. На столе лежат «Повести Белкина»: «Какие это повести? И кто этот Белкин?» — спрашивает Миллер. Пушкин отвечает: «Кто бы он там ни был, а писать повести надо вот этак: просто, коротко и ясно».

1832 год

Петербург. Пушкин работает над 1-й главой <Дубровского>.

1833 год

Москва. Поступили в продажу ноты двух романсов на стихи Пушкина: «К Морфею» («Морфей, до утра дай отраду»), музыка Н.А. Титова, и «Старый муж, грозный муж», музыка А.Н. Верстовского.

1834 год

Петербург. А.И. Тургенев, который из-за болезни ещё не выходит из дому, отсылает Пушкину с запиской хранившееся у него первое издание «Слова о полку Игореве» <«Песнь о полку Игореве», М., 1800> с пометами на полях, сделанными покойным русским ученым-археологом А.Я. Италийским. Вероятно, когда Пушкин был у него в гостях 23 октября, они говорили о «Слове». Тургенев в дневнике отметил: «Писал к Пушкину и послал Песнь о полку Игор<еве> с примечаниями Италийского».

Варшава. Письмо Н.И. Павлищева Пушкину с благодарностью за высланные в уплату долга Л.С. Пушкина деньги. Здесь же он сообщает о рождении у О.С. Павлищевой сына Льва и вновь обращается с просьбой: если у Пушкина «нет лишних тысячи полторы», «выкупить в ломбарде фермуар и булавку» и продать его. Пушкин через некоторое время исполнит эту просьбу.

1835 год

Петербург. Пушкин пишет П.А. Вяземскому записку, содержащую толкования слов «Араб», «Арап», «Арапник», по-видимому, в связи с чтением романа И.И. Лажечникова «Ледяной дом» и спорами с Вяземским о правильном употреблении этих слов.

Петербург. Пушкин получает экземпляр «Стихотворений Владимира Бенедиктова» (СПб., 1835) с дарственной надписью. При личной встрече Пушкин поблагодарил В.Г. Бенедиктова за подарок, заметив при этом, что у него «удивительные рифмы — ни у кого нет таких рифм» (отзыв этот сам Бенедиктов расценил как слегка иронический).

Бенедиктов В.Г.
Влади́мир Григо́рьевич Бенеди́ктов (1807 – 1873) — русский поэт и переводчик. На литературное поприще Бенедиктов выступил в 1835 г. Тематика стихотворений — романтические красоты природы, любовь к «идеальной деве», война, бал. Сочетание неистовой образности с прозаизмами — характерная черта стиля Бенедиктова — производило на различных критиков то ощущение «безвкусицы», то впечатление «нового поэтического стиля».

1836 год

Петербург. Письмо цензора П.А. Корсакова, который прочёл всю рукопись «Капитанской дочки» и «не нашел в ней ничего предосудительного». Просит Пушкина «уведомить… существовала ли девица Миронова и действительно была ли у покойной Императрицы?», — это необходимо знать для цензорских формальностей, а также спрашивает, объявить ли ему в цензуре, что «рукопись эта (неизвестного автора) доставлена вами» — это, как ему кажется, обличает авторство поэта.

Петербург. Пушкин в ответном письме к П.А. Корсакову сообщает, что имя «девицы Мироновой вымышлено. Роман мой основан на предании некогда слышанном мною, будто бы один из офицеров… перешедших в шайки Пугачевские был помилован Императрицею по просьбе престарелого отца, кинувшегося ей в ноги. Роман, как изволите видеть, ушёл далеко от истины». «О настоящем имени автора» просит не упоминать, а объявить, что рукопись доставлена через П.А. Плетнёва, который уже предупреждён об этом.

Петербург. В.Ф. Одоевский знакомит Пушкина с романом Н.П. Титова о русско-турецкой войне 1829 г. «Неправдоподобные рассказы чичероне дель К…о», первую часть которого («Бимбаш») готовил к изданию. Пушкин выбирает для публикации в «Современнике» 8-ю главу романа, тщательно её редактирует и представляет в цензуру под названием «Прогулка за Балканом». В первой части романа внимание Пушкина привлекает песнь умирающих горцев, переведённая прозой; по свидетельству автора романа, Пушкин выразил желание сделать стихотворный перевод песни.

Петербург. Пушкин пишет для 4-го тома «Современника» заметку «Кавалерист-девица» — предваряющую выход из печати «Записок» Н.А. Дуровой, и «Ключ к Истории Государства Российского Н.М. Карамзина».