2 сентября. В этот день:

1825 год

Царское Село. П.А. Вяземский пишет И.И. Дмитриеву в Москву: «Пушкин в своей псковской ссылке готовит трагедию Борис Годунов, а здесь печатаются, или готовятся печатать его мелкие стихотворения. Вот наши надежды в засеве».

Дерпт. Н.М. Языков пишет A.M. Языкову в Петербург: «Я не слыхал ни об каких новых стихах Пушкина; если же дойдут сюда, то пришлю тебе некосно».

Дерпт (Юрьев, Тарту). Университет
Дерпт (Юрьев, Тарту). Университет

Петербург. С.М. Салтыкова пишет в Оренбург А.Н. Семёновой: «Прошу тебя, дорогой друг, смотреть на этого молодого человека <В.Д. Вольховского> как на брата Антоши <Дельвига>, так как он смотрит как на братьев на всех своих сотоварищей по Лицею, в особенности на хороших, как Пушкин, Горчаков, Вольховский и пр.».

1826 год

Москва. Донесение В.Г. Коноплёва И.Н. Скобелеву о результатах поездки в Сердобск и донесение об этом Скобелева Бенкендорфу.

1827 год

Петербург. А.В. Никитенко записывает в дневнике свои впечатления об открывшейся выставке портретов в Академии художеств и слухи о Пушкине, гуляющие по городу: «Поэт Пушкин уехал отсюда в деревню. Он проигрался в карты. Говорят, что он в течение двух месяцев ухлопал 17 000 руб.».

1828 год

Петербург. Семья Павлищевых переезжает на новую квартиру в дом Храповицкой на Басманной Хлебной, 71.

1830 год

Арзамас. Пушкин поздно вечером приезжает в Арзамас, проехав по дороге в Болдино Богородск, Покров, Владимир, Муром. Останавливается в городе на ночлег.

Арзамас

Остафьево. П.А. Вяземский пишет Е.М. Хитрово, просит её похлопотать о смягчении наказания цензору С.H. Глинке, пропустившему статью «Утро в кабинете знатного барина» в «Московском Телеграфе», напомнив, что Пушкин удручён положением Глинки и предпринял шаги для «смягчения его участи»; содействуя этому, пишет Вяземский, «вы поступите согласно желаниям вашего друга или окажете помощь в его стараниях…». Вяземский просит снабжать и его литературой, как Пушкина, потому что Москва живёт, как за китайской стеной.

1831 год

Царское Село. Пушкин с В.А. Жуковским в гостях у А.О. Россет, Пушкин передаёт ей просьбу П.А. Вяземского сжечь перед свадьбой его письма и стихотворные послания. Александра Осиповна, обвинив Вяземского в самонадеянности, велит сказать, что ничего жечь не намерена.

Москва. П.В. Нащокин сообщает Пушкину о московских слухах, «что ты умер — жена осталась беременна, и так далее», посылает горчаковский вексель, а с «Жемчужниковым дело идёт… туго, ибо они не нуждаются деньгами», — Нащокин, ведя переговоры, делал вид, что он от своего имени договаривается об оплате векселей Пушкина, без его ведома, поскольку сам является его должником. Излагая перипетии событий, Нащокин просит Пушкина положиться на него и не беспокоиться. Зовёт будущим летом в свою «деревеньку» в 160 верстах от Москвы: «я в ней жить не могу, но мог бы приехать дня на три».

Петербург. В «Северной Пчеле» № 196 опубликовано начало растянувшейся потом на несколько номеров статьи Ф.В. Булгарина, подписанной: «Отшельник Архип Фаддеевич»: «Нравы. Письмо копииста Мирона Бульбукина к издателям о премудрости и суете мира сего» и содержащей многочисленные оскорбительные намёки на Пушкина.

1832 год

Петербург. Пушкин посещает Н.И. Греча и разговаривает с ним о совместном издании: просит передать ему «Сын Отечества» с тем, чтобы сделать из него со временем европейский журнал. Греч на следующий день напишет Ф.В. Булгарину: «Вчера он <Пушкин> был у меня и сделал следующее предложение. С. Пчела остаётся, как есть. Сына Отечества передаю я (или мы с тобою) ему, то есть: он будет главный издатель… Пушкин предлагает превратить оный в Revue и постараться поставить на ногу, достойную России и Европы. Со мною намерен он делиться прибылью. Я отвечал, что соглашусь на его предложение, спросясь у тебя».

Мюнхен. Продолжая переписку с братом, А.И. Тургенев пишет: «Твое заключение о Пушкине справедливо: в нём точно есть ещё варварство, и Вяземский очень гонял его в Москве за Польшу; но в стихах о тебе я этого не вижу и вообще в его мнении о тебе много справедливого. Он только варвар в отношении к Польше».

1833 год

Нижний Новгород. Утром Пушкин приезжает в Нижний; останавливается в номерах купца Д.Г. Деулина, на главной площади города — Благовещенской — против Дмитриевской башни Нижегородского кремля.

Нижний Новгород Благовещенская площадь
Нижний Новгород. Благовещенская площадь

Побывав в бане, пишет письмо жене, полное беспокойства о ней и о доме: «Живо воображаю первое число. Тебя теребят за долги Параша, повар, извозчик, аптекарь, Мde Sichler etc., y тебя не хватает денег, Смирдин перед тобою извиняется, ты беспокоишься — сердишься на меня и поделом. И это ещё хорошая сторона картины — что, если у тебя опять нарывы, что, если Машка больна? А другие непредвиденные случаи… Пугачёв не стоит этого».

Нижний Новгород. Отдав визит нижегородскому военному и гражданскому губернатору М.П. Бутурлину и получив приглашение завтра у него обедать, Пушкин едет знакомиться с городом. Осматривает Нижегородский кремль, дважды проходит по Ивановскому спуску, где в 1611 г. к жителям города обращался Козьма Минин, видит памятник Минину и Пожарскому, Спасо-Преображенский собор, гробницу Минина, Успенский военный собор. Посещает Макарьевскую ярмарку, близившуюся к закрытию…

Нижний Новгород. Вечером, возвратившись в гостиницу, Пушкин пишет ещё одно письмо жене (второе за день). Продолжая свою одиссею, рассказывает о последних днях в Москве: встречах с А.Я. Булгаковым, М.О. Судиенко, Н.Н. Раевским, о проводах, какие устроил ему Нащокин, о городничихе, встретившейся на пути в Новгород. Посвящает несколько слов губернатору и ярмарке, которая «сделала» на него «впечатление бального разъезда, когда карета Гончаровых уж уехала». И заканчивает: «Ты видишь, что несмотря на городничиху и её тетку — я всё ещё люблю Гончарову Наташу…».

1836 год

Петербург. Пушкин работает над статьёй «Джон Теннер», торопясь закончить её и поместить в третьем томе взамен запрещённой статьи о Радищеве. Материалом ему служат недавно им купленные «Мемуары» Д. Теннера. П.А. Плетнёв позже вспоминал, как Пушкин, работая над статьёй целое утро, сказал ему полушутливо и полугрустно: «Плохое наше ремесло, братец. Для всякого человека есть праздник, а для журналиста — никогда».

Петербург. Пушкин с женой и свояченицами – в Александрийском театре, где идут «Ревизор» Гоголя и водевиль «Царство женщин, или Свет наизнанку» Ш. Денуайе и братьев И. и Т. Коньяр.

Петербург. Вернувшись из театра, Пушкины застают на даче гостей: Александра и Владимира Карамзиных, которые решили сыграть с хозяевами шутку – заставить их, сонных, просидеть с ними столько, сколько они их ждали. Из письма Александра Карамзина: «Поелику они в карете спали, то и пришли совершенно заспанные, Alexandrine не вышла… Пушкин сказал два слова и пошёл лечь. Две другие вышли к нам зевая…»; выдержала час с четвертью только Е.Н. Гончарова, «но чуть не заснула на диване».