30 мая. В этот день:

1827 год

Петербург. Пушкин посещает занятия по фехтованию у знаменитого фехтовальщика Огюстена Гризье.

1828 год

Петербург. М.Я. Фон-Фок направляет А.Х. Бенкендорфу, находящемуся при Главной военной квартире, составленную им секретную записку. В ней сообщается о готовящемся в Москве издании политической ежедневной газеты «Утренний Листок», которое, по слухам, намеревается предпринять кружок молодых писателей во главе с Вяземским, Пушкиным, Погодиным и др. Начало похода новых издателей против существующих газет автор записки усматривает в публикации «Обзора современной печати», сделанного СП . Шевыревым в № 8 «Московского Вестника».

Петербург. Пушкин получает через М.П. Погодина стихотворения П.А. Катенина «Старая быль» и «Посвящение» и письмо (от 27 марта 1828 г.), где он хвалит «Онегина» и «Нулина» и «предоставляет» в распоряжение Пушкина множество своих стихов.

1829 год

Пушкин – в Тифлисе, ожидает разрешения главнокомандующего в Грузии И.Ф. Паскевича отправиться в действующую армию.

В эти дни:

Жители Тифлиса устроили для Пушкина «праздник в европейски-восточном вкусе», на котором было много гостей. По воспоминаниям К.И Савостьянова, Пушкина «качали в кресле его восторженные почитатели, надев на него венок из цветов. Песельники, танцовщики, баядерки, трубадуры всех азиатских народов, бывших тогда в Грузии, играли для Пушкина. Он часто вскакивал с места после перехода томной персидской песни в плясовую лезгинку… перерывая речь, бросался слушать или видеть какую-нибудь тамашу грузинскую или имеретинского импровизатора с волынкой». Пушкин был очень весел и «никто не видел его в таком счастливом расположении духа».

Пушкин побывал в знаменитых тифлисских банях, ездил в немецкую колонию в окрестностях Тифлиса.

Отроду не встречал я ничего роскошнее тифлисских бань
Тифлис бани

В черновике письма Пушкина к Ф.И. Толстому, написанном, когда он узнал, что в Тифлисе было для него письмо, но оно отправлено в армию, Пушкин сожалеет о пересылке этого письма в действующий отряд, куда он собирается, но «не так легко и не так скоро» удастся попасть. Рассказывает о поездке к Ермолову, убеждает Толстого, что в нём «разительное сходство» с генералом «не только в обороте мыслей и во мнениях, но даже и в чертах лица» Замечает, что дорога через Кавказ «скверная и опасная», но он «за то видел Казбек и Терек, которые стоят Ермолова».

Орел. Рапорт пристава Орловской 3-й части на имя Орловской градской полиции за № 1100 с пересылкой переписки о сыске чиновников Александра Пушкина и Коноплева для объявления им решения по делу о стихотворении Пушкина «Андрей Шенье» и с уведомлением, что разыскиваемых лиц в 3-й части г. Орла не оказалось.

1830 год

Москва. Пушкин переписывается с Погодиным в надежде занять денег у Н.И. Надеждина. Какие-то деньги в долг Надеждин Пушкину даёт.

Петербург. П.А. Вяземский пишет В.Ф. Вяземской: «Скажи Пушкину, что он плут. Тебе говорит о своей досаде, жалуется на Эрминию, а сам к ней пишет. Я на днях видел у неё письмо от него, не прочёл, но прочёл на лице её, что она довольна. Неужели в самом деле пишет она ему про Лубовь? Или просто тут экзальтация платоническая или филаретовская… Разве Пушкин, женившись приедет сюда и думает здесь жить? Не желаю. Ему здесь нельзя будет за всеми тянуться, а я уверен, что в любви его к жене будет много тщеславия. Женившись, ехать бы ему в чужие края, разумеется с женою, и я уверен, что в таком случае разрешили бы ему границу».

1831 год

Петербург. В разделе «Новости» «Санкт- Петербургского Вестника» опубликовано сообщение: «Стихотворение Пушкина „Борис Годунов» переведено уже на немецкий язык русским и немецким поэтом бароном Е.Ф. Розеном».

Царское Село. Пушкин работает над замыслом сочинения об истории французской революции – набросал план введения и неоднократно переделывал его. Среди законченных фрагментов «Введение в историю французской революции» (редакторское название при печатании: «О французской революции»).

1832 год

Петербург. Пушкин заходит к П.А. Плетнёву, где встречается с А.В. Никитенко.

Петербург. Вяземский пишет жене: «Спрошу у Пушкина, на кого походит дочь его?»

1833 год

Петербург. Пушкин был на похоронах О.М. Сомова на Смоленском кладбище.

1834 год

Петербург. Пушкин и Н.В. Гоголь вечером у Плетнёва встретили цензора А.В. Никитенко. Из дневника Никитенко: «Заходил на минуту к Плетнёву: там встретил Пушкина и Гоголя; первый почтил меня холодным камер-юнкерским поклоном».

Петербург. Пушкин записывает в книге расходов: «30-го деньг<и> матушке 200 р.».

Болдино. В Болдино приехал немец-агроном Карл Рейхман, которого Пушкин, по рекомендации А.Н. Вульфа, решил сделать управляющим в нижегородском имении. Не зная лично И.М. Пеньковского, а потому и не испытывая к нему доверия, Пушкин решил заменить управляющего.

Петербург. На основе материалов, присланных Д.Н. Бантыш-Каменским, Пушкин составляет биографическую заметку об Илье Аристове, перешедшем на сторону Пугачева: «Аристов (Илья) из дворян был капралом в 1773 году…», делает выписки. Отдаёт писарю переписать протоколы показаний Аристова на допросах в Нижегородской губернской канцелярии.

1835 год

Петербург. Пушкин объявил «неудовольствие» (юридический термин) на решение Надворного суда по иску П.А. Жадимеровского и договорился с В.Г. Верленковым, секретарём Надворного суда, чтобы он составил апелляционную жалобу по этому решению и получил от него в том расписку.

1836 год

Петербург. Пушкин посылает В.К. Кюхельбекеру в Баргузин первую книжку журнала «Современник» и письмо, в котором приглашает его сотрудничать.

Каменный Остров. К.П. Брюллов по приглашению Пушкина был вечером у него на даче; Брюллов вспоминает об этом: «Вскоре после того как я приехал в Петербург, вечером, ко мне пришёл Пушкин и звал к себе ужинать. Я был не в духе, не хотел идти и долго отказывался, но он меня переупрямил и утащил с собой. Дети Пушкина уже спали, он их будил и выносил ко мне поодиночке на руках. Не шло это к нему, было грустно, рисовало передо мною картину натянутого семейного счастья, и я его спросил: „На кой черт ты женился?» Он мне отвечал: „Я хотел ехать за границу — меня не пустили, я попал в такое положение, что не знал, что мне делать, — и женилсяˮ».

Петербург. Пушкин покупает книги в лавке Николая Фомина на сумму 45 рублей.