26 декабря. В этот день:

1825 год

Петербург. А.Ф. Воейков пишет Е.А. Волконской о поведении В.К. Кюхельбекера на площади у Сената 14 декабря, называя его «издателем Мнемозины, воспитанным в Лицее в одно время с А.С. Пушкиным».

Кюхельбекер и Рылеев на Сенатской площади 14 декабря 1825 года. Рис. Пушкина

1826 год

Москва. К Пушкину ненадолго заходит М.П. Погодин.

Москва. Пушкин – на вечере у княгини З.А. Волконской, устроенном в честь княгини М.Н. Волконской  (урождённой Раевской), уезжающей в Сибирь к мужу, князю С.Г. Волконскому. На вечере присутствуют итальянские певцы, находящиеся в Москве, они исполняют для уезжающей любимые её вещи. Хозяйка поёт для неё арию из оперы «Агнесса» Паэра. Пушкин восхищается М.Н. Волконской и другими жёнами декабристов, добровольно едущими в изгнание. Он говорит Марии Николаевне: «Я хочу написать сочинение о Пугачёве. Я отправлюсь на места, перевалю через Урал, проеду дальше и приеду просить убежища в Нерчинских рудниках». На вечере Пушкин встречает Екатерину Николаевну Орлову (урождённую Раевскую), приехавшую из деревни проводить сестру в Сибирь.

Мария Николаевна Волконская

Москва. Пушкин пишет послание «Во глубине сибирских руд».

Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.

Несчастью верная сестра,
Надежда в мрачном подземелье
Разбудит бодрость и веселье,
Придет желанная пора:

Любовь и дружество до вас
Дойдут сквозь мрачные затворы,
Как в ваши каторжные норы
Доходит мой свободный глас.

Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут — и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.

Дрезден. В.А. Жуковский в письме к П.А. Вяземскому сожалеет о том, что последний участвует с Пушкиным в разных журналах. «…Если бы ты выступил на сцену с Пушкиным и если бы вы выступили только вдвоём, то ты не остался бы в рядовых. Ты заправлял бы всем журналом, а Пушкин шпиковал бы его своими стихами, и журнал бы при вашем аристократическом правлении мог бы быть порядочный. Но демократия, с которой связался Пушкин, едва ли что-нибудь путное сделает…». Пушкину же просит передать: «Твой век принадлежит тебе! Ты можешь сделать более всех твоих предшественников! Пойми свою высокость и будь достоин своего назначения! Заслужи свой гений благородством и чистою нравственностию! Не смешивай буйства с свободою, необузданности с силою! Уважай святое и употреби свой гений, чтобы быть его распространителем. Сие уважение к святыне нигде так не нужно, как в России!».

Дерпт. Н.М. Языков пишет брату A.M. Языкову: «Пушкин поехал из деревни, кажется в Петербург; ежели это правда, то сделай милость, познакомься с ним, поклонись ему от меня и скажи, что Вульф выдержал экзамен блистательно… проживёт недолго в Тригорском и отправится в Петроград…».

Петербург. А.Х. Бенкендорф пишет Николаю I: «Пушкин писатель в Москве и всюду говорит о Вашем Императорском Величестве с благодарностью и глубочайшей преданностью, за ним всё-таки следят внимательно». Приписка Николая I: «Ответил ли он вам по поводу заметок на его трагедию?»

1829 год

Петербург. Пушкин перебеливает текст стихотворения «Брожу ли я вдоль улиц шумных»; ставит помету под текстом: «26 дек<абря> С.П.Б. 3 часа 5 м<инут>».

На одном листе с перебеленным текстом стихотворения набрасывает в столбик список лиц, которым намеревается разослать визитные карточки к Новому году: их имена, адреса и количество карточек: «Австрийскому посланнику 2./ Французскому посл. 1/ Французскому секретарю Лагрене 1./ [Оленину] <зачёркнуто> Гр. Лаваль 2/ Английскому посланнику 2 / Синявину 2 [Гурьеву 2] <зачеркнуто> / Неаполитанскому посланнику 2 /Константиновой 2 / Плещееву 2 / Графу Гурьеву 2 / Гр. Пушкину 2 / Вигелю 1 / Карамзиной 2 / Кн. Мещерской 2 / Хитровой 2 / Гишпанскому посланнику 1 / Гр. Ланжерону 2 / Гнедичу и Крылову 2 / [Дельвигу] <зачеркнуто> 2 / Нарышкину / Перовским / Мартынову / Энгельгардту / Плетнёву / Молчанову / Одоевскому / Титову в доме министра внутренних дел».

Визитные карточки Пушкина

Петербург. В Главном управлении цензуры разрешена к напечатанию в альманахе «Северные Цветы на 1830 год» с большими цензурными изъятиями статья Пушкина «Отрывок из литературных летописей».

1830 год

Москва. Пушкин навещает чету Киселёвых – Сергея Дмитриевича и Елизавету Николаевну. С.Д. Киселёв показывает Пушкину письмо Н.С. Алексеева из Бухареста с упрёками в адрес Пушкина за его забывчивость. Тут же, у Киселёвых, Пушкин пишет Алексееву письмо в Бухарест. Извиняется за долгое молчание, рассказывает, что переменился с кишинёвских времен, отрастил бакенбарды, остепенился и собирается жениться (обещает написать, «что такое женатая жизнь»). Расспрашивает о кишинёвских знакомых, просит написать о них, «живых и мёртвых», обещает когда-нибудь создать произведение, которое вберёт в себя бессарабские впечатления.

Николай Степанович Алексеев

1832 год

Петербург. В книге «Коран виста, или Полное собрание всех правил сей игры; с присовокуплением примеров и любопытных исчислений» (перевод с французского, СПб, 1832) есть упоминание о Пушкине: «…в последнее время всегда были книги, которые хорошо расходились: сперва Карамзин, Жуковский и Батюшков, потом Альманахи и Пушкин, далее Булгарин и Романы, — всё это доказывает, что у Публики не угасла ещё охота покупать, покамест, некоторые книги, что ей по сердцу…».

Петербург. Вышла книга стихотворений «Мои мечты» Ф.Я. Кафтарева (СПб., 1832). На последней 2-й ненумерованной странице помещён список «подписавшихся особ», среди коих значится и «поэт А.С. Пушкин», имя которого выделено особо крупным шрифтом. Пушкин подписался на два экземпляра этой книги.

1833 год

Одесса. Е.К. Воронцова отправляет за подписью «Е. Wibelman» письмо Пушкину на адрес книжной лавки Смирдина. Рассказывает об образовании в Одессе общества помощи бедным, которое затеяло издание альманаха: «Теперь… я сочла себя в праве напомнить вам о наших прежних дружеских отношениях, воспоминания о которых вы, быть может, ещё сохранили, и попросить вас, в память о прошлом, о поддержке и покровительстве, которое мог бы оказать нашей Подбирательнице колосьев ваш выдающийся талант». Отвечая на высказанную ранее просьбу Пушкина узнать что-либо о рукописях Яна Потоцкого, графиня пишет: «Пользуюсь случаем сообщить вам, что мои поиски рукописи графа Яна Потоцкого оказались безуспешными…».

Княгиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова

1835 год

Петербург. Пушкин отвечает П.А. Осиповой на её письмо от 27 ноября 1835 г. Сообщает: «Матери моей лучше, но до выздоровления еще далеко. Она слаба, однакож болезнь утихла. Отец всячески достоин жалости», — и, передав приветы от жены «и ребятишек», рассказывает о главной новости: «Государь только что оказал свою милость большей части заговорщиков 1825 г., между прочими моему бедному Кюхельбекеру.

Вильгельм Карлович Кюхельбекер

По указу должен он быть поселен в южной части Сибири… Как подумаю, что уже 10 лет протекло со времени этого несчастного возмущения, мне кажется, что всё я видел во сне. Сколько событий, сколько перемен во всём, начиная с моих собственных мнений, моего положения и проч., и проч…». К письму делает приписку: «Ваше заёмное письмо готово, и я вышлю его в следующий раз».

Берлин. А.О. Смирнова пишет П.А. Вяземскому: «Что это за четвёртый том Пушкина, в котором помещены «Гузла» и сказка о Петушке? Откуда он появился? Скажите Пушкину, что он мог бы написать мне словечко, хоть в стихах, поскольку это ему гораздо удобней. Я читаю Гейне, он сущий дьявол, скажите это Пушкину…».

1836 год

Петербург. Пушкин с женой, в числе 950 приглашённых, присутствуют на Рождественском празднике в Зимнем дворце. Бал-маскарад. Ужин.

Бал-маскарад в Зимнем дворце при Николае I

Петербург. Великая княгиня Елена Павловна пишет мужу, великому князю Михаилу Павловичу в Лозанну: «Я видаю иногда Вяземского, как и твоих протеже — семью его, и я приглашала два раза Пушкина, беседа которого кажется мне очень занимательной».

Великая княгиня Елена Павловна. 1840 год.