19 февраля*. В этот день:

1825 год

Михайловское. В письме к П.А. Вяземскому в Москву Пушкин просит передать П.А. Муханову неудовольствие за то, что он распространяет ещё не изданных «Цыган». Пишет о своём «Разговоре книгопродавца с поэтом» и о стихах в нём, относящихся к П.И. Шаликову. Снисходительно отзывается о Шаликове. Пишет о необходимости издавать журнал. Просит прислать прозу Вяземского.

Князь Пётр Иванович Шаликов (1768 — 1852) — русский писатель-сентименталист, журналист и издатель.

Москва. В «Вестнике Европы» № 3 помещена статья «Мысли и замечания» за подписью: Юст Веридиков <М.А. Дмитриев>. Содержит выпады против князя В.Ф. Одоевского и Пушкина: «Сколько смешны ненавистники словесности, столько забавны мнимые обожатели её. „Вот дарования, вот успехи! » — кричат поклонники рифм и стихотворных безделок, и затягивают на разлад шальную кантату… мнимые уставщики вкуса… ищут случая повергнуть венок свой к стопам рифмача… Заметьте, что есть два рода словесников; не смешивайте одних с другими и помните, что между ними нет ничего общего. Истинный литератор не решится издать в свет сочинения, из которого ничего больше не узнаете, кроме того, что некто был взят в плен, что какая-то молодая девушка влюбилась в пленника, который не мог полюбить её взаимно, утратив жизни сладострастье, и наконец, что та же девушка освободила его, и сама утопилась. — Стихи, которые с таким жаром называют музыкою, для потомства и даже для современников не значат почти ничего»

Петербург. В «Библиографических Листах» № 7 напечатано сообщение о выходе в свет первой главы «Евгения Онегина». Без подписи. Приводится предисловие.

Петербург. А.Е. Измайлов пишет П.Л. Яковлеву: «На сих днях вышла новая поэма Пушкина, или роман, или только первая глава романа: „Евгений Онегин». Плана вовсе нет, но рассказ — прелесть. Булгарин не хотел возвестить об „Онегине», потому что… Плетнёв держал корректуру… Спрашиваешь ты меня: быть или не быть альманаху? Быть, быть! Право, это будет для нас хорошо — по крайней мере достанется тысячи по две барыша на брата за всеми издержками. „Невский Альманах» дрянной, но и тот хорошо разбирают. В течение года ужели не напишу я пяти или шести порядочных басен или сказок? — Дадут нам хорошеньких пиесок и другие, например: <В.И.> Панаев, А. Крылов, Межаков, Языков Н., Остолопов и пр. и пр. В мае или в июне объявим и отобьём чрез то охоту у литературных спекулянтов. Верно не откажутся дать пиесок и Крылов и Жуковский, а может быть и А. Пушкин. Чем же мы с тобою хуже Рылеева, Бестужева и Дельвига?».

1826 год

Петербург. В «Санктпетербургских Ведомостях» № 15 помещено объявление от книгопродавцев Свешниковых о продаже «Стихотворений Александра Пушкина».

1827 год

Москва. Пушкин вместе с А.А. Мухановым, приехавшим в Москву в отпуск, посещает своего дядю В.Л. Пушкина.

Василий Львович Пушкин

Москва. Пушкин присутствует на вечере у Н.А. Полевого, где были А. Мицкевич, П.А. Вяземский, И.И. Дмитриев, С.А. Соболевский, Е.А. Баратынский, С.Д. Полторацкий, К.А. Полевой и Ф. Малевский. Слушают занимательные рассказы И.И. Дмитриева о Державине, Суворове, Потёмкине; Пушкин делится своими планами. Малевский записывает в дневнике: Пушкин «…рассказал и о своем juif errant (Вечном Жиде). В хижине еврея умирает дитя. Среди плача человек говорит матери: «Не плачь. Не смерть, жизнь ужасна. Я скитающийся жид. Я видел Иисуса, несущего крест и издевался», кроме того, отмечает ещё два замысла, о которых говорил Пушкин: «Трагедия Павла, Мельник» (второй несомненно означает сюжет будущей драмы «Русалка»).

1828 год

Петербург. Пушкин начинает работать над первыми строфами (I—XIII) седьмой главы «Евгения Онегина» и черновыми строфами «Альбома Онегина» (XIV— XXI); в центре листа 3 на обороте рисует карандашом изображение коня.

Петербург. Пушкин обращается письмом к М.П. Погодину, в котором уверяет его, что никак не участвовал в «примечании» Булгарина (при публикации строф из «Онегина»); оправдывается тем, что не видел корректуры, иначе остановил бы выходку газеты, и разрешает напечатать возражение против выпада «Северной Пчелы». На полях письма Погодина от 14 февраля он делает свои замечания и отсылает это письмо вместе со своим в Москву; хвалит С.П. Шевырёва за статью о русской словесности, где резко осуждалась пошлость Булгарина, но пеняет ему за непонимание Е.А. Баратынского.

Петербург. Ф.В. Булгарин в письме к Н.А. Полевому, называя поэму В.Н. Олина «Корсар» «chef d’oeuvre <шедевр> бессмыслицы», добавляет: «Бедная наша словесность! Совершенный упадок всего. Если б не писал Пушкин — беда! Что книга — то хлопоты. Ругать всех нельзя, да и публике наскучит; хвалить — грех…».

1829 год

Петербург. Пушкин общается с приехавшим в Петербург С.Д. Киселевым, о чём тот сообщает Н.М. Языкову: «Пушкин живет в одном доме со мной у Демута. Он помышляет о напечатании «Мазепы», но игра занимает его более, и один приезд твой может обратить его на путь истинный».

Сергей Дмитриевич Киселёв. Рисунок Пушкина из «Ушаковского альбома».

Москва. М.П. Погодин пишет С.П. Шевырёву в Петербург: «…опиши свидание с Жуковским, Пушкиным, да не попрежнему афоризмами…».

1830 год

Москва. М.П. Погодин пишет С.П. Шевырёву в Рим: «…„Телеграф» ругает без памяти Пушкина, Баратынского, Дельвига и И.И. Дмитриева…».

1831 год

Москва. К Пушкину утром приходят друзья. По воспоминаниям В.Ф. Вяземской, Н.Н. Пушкина сама сказала ей, что «муж её в первый же день брака, как встал с постели, так и не видал её. К нему пришли приятели, с которыми он до того заговорился, что забыл про жену и пришел к ней только к обеду. Она очутилась одна в чужом доме и заливалась слезами».

Вера Фёдоровна Вяземская. Рисунок Пушкина.

1832 год

Петербург. Пушкин письмом приглашает к себе владельца векселя на 500 руб., петербургского ростовщика В.И. Кистера, и гасит свой старый, 1820 года, долг.

Петербург. Пушкин присутствует на обеде у книгопродавца и издателя А.Ф. Смирдина по случаю переселения его книжной лавки и библиотеки на Невский проспект. Описание обеда оставил его участник М.Е. Лобанов: «В…зале для чтения накрыт был стол для 80 гостей. В начале 6-го часа сели пировать. Это первый не только в Петербурге, но и в России по полному (почти) числу писателей пир; тут соединились и обиженные и обидчики, тут были даже ложные доносчики и лазутчики». На обеде было решено издать в память события сборник «Новоселье», куда все присутствующие литераторы обещали свои произведения.

Торжественный обед у Смирдина по поводу переселения его книжной лавки на Невский проспект.

Петровский Завод. В письме М.Н. Волконской к С.Н. Раевской отзыв о «Повестях Белкина» Пушкина свидетельствует о безусловном приятии этого произведения ссыльными декабристами: «Повести Пушкина, так называемого Белкина, являются здесь настоящим событием. Нет ничего привлекательнее и гармоничнее этой прозы. Всё в ней картина. Он открыл новые пути нашим писателям» (ориг. по-фр.).

Динабург. Письмо В.К. Кюхельбекера к своим племянницам Глинкам об «Онегине»: «этот Роман в стихах не из тех книг, которые мать дочери велит читать… совершенное разочарование, господствующее в Последней главе, наводит грусть; но для лицейского товарища Автора много таких намёков в этой главе, которые говорят сердцу, и по сему…они ничуть не из худших».

1833 год

Петербург. Пушкин видится с Н.В. Гоголем и рассказывает ему о разговоре с царём, состоявшемся на Масленице. Гоголь 20 февраля напишет М.П. Погодину: «Пушкин недавно говорил о тебе с Государем на счёт Петра и желания твоего трудиться вместе с ним. Государь наперёд желал узнать о трудах твоих, и когда ему вычислили длинный ранг твоих изданий, то он тотчас согласился, и Пушкин говорит, что ты можешь, живя здесь или в Москве, издавать всё выкапываемое в архивах и брать за это деньги. Как же велико будет твоё жалованье, это ему ещё неизвестно».

Петербург. Пушкин присутствует на втором литературном обеде А.Ф. Смирдина в его книжной лавке. Н.Н. Терпигоров вспоминал: «Пушкин был необыкновенно оживлён и щедро сыпал остротами… Семёнов за обедом сидел между Гречем и Булгариным, а Пушкин vis à vis…; к концу обеда Пушкин, обратясь к Семёнову, сказал довольно громко: „Ты, Семёнов, сегодня словно Христос на Голгофе»… Греч зааплодировал, а все мы расхохотались…», но Булгарин, по словам Греча, пришёл в бешенство. П.А. Плетнёв писал В.А. Жуковскому: «Смирдин, в воскресенье второй недели поста, повторил опять свое Новоселье, накормив нас по-старому. Собранье, однако ж, было попристойнее». Обед имел и коммерческие цели: все авторы согласились участвовать и в следующем выпуске «Новоселья», который Смирдин обещал издать через год, причём свои произведения они отдавали издателю безвозмездно.

Петербург. П.П. Свиньин отсылает Пушкину рукописную копию «Записок» А. Храповицкого вместе с письмом, в котором просит извинить его за то, что не смог исполнить своё обещание вовремя.

Петербург. Вышел и раздаётся подписчикам альманах А.Ф. Смирдина «Новоселье», в котором напечатана впервые поэма «Домик в Коломне», помета «1829», подпись: «А. Пушкин». Титульный лист украшен виньеткой, гравированной С.Ф. Галактионовым по оригиналу А.П. Брюллова (гравюра «Обед»), на которой изображены писатели, присутствовавшие на знаменитом обеде у Смирдина ровно год тому назад. К тексту «Домика в Коломне» приложена гравюра И. Ческого (по рис. А. Брюхова) «Кухарка бреется».

1835 год

Болдино. Управляющий Пеньковский сообщает Пушкину о том, что Петербургский Совет требует по залогу с С.Л. Пушкина за Болдино 11114 руб. и за пушкинскую часть Кистенёва Московский совет — 7200 руб., итого 18 314 руб. У него же всего 12 000 руб., которые он бы отправил ещё в январе, если бы не требование Опекунского совета по залогу Болдина. Сообщает, что молотит и продаёт зерно и что в Болдине и Кистенёве все благополучно.

1836 год

Петербург. Приложения к «Санктпетербургским Ведомостям» № 39 сообщают об издаваемом Пушкиным журнале «Современник», который будет выходить четыре раза в год.

1837 год

Сентенция. По указу ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Комиссия военного суда учреждённая при Лейб Гвардии Конном полку над поручиком Кавалергардского ЕЯ ВЕЛИЧЕСТВА полка бароном Д.Геккереном, камергером Двора ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Александром Пушкиным и инженером подполковником Данзасом <…> <…> соображая всё вышеизложенное подтвержденное собственным признанием подсудимого поручика барона Геккерена находит как его так камергера Пушкина виновными в произведении строжайше запрещенного законами поединка а Геккерена и в причинении пистолетных выстрелов раны, от коей камергер Пушкин умер, приговорила <…> поручика Геккерена повесить, каковому наказанию подлежал бы и подсудимый камергер Пушкин, но как он уже умер, то суждение его за смертию прекратить а подсудимого подполковника Данзаса <…> по долгу верноподданного не исполнившего своей обязанности <…> повесить. В прочем таковой свой приговор представляет на благоусмотрение Высшего Начальства заключён в С. Петербурге Февраля «19» дня 1837 г.

Воинский устав 1716 года. «О поединках и начинании ссор»