11 января. В этот день:

1825 год

Михайловское. В 8-м часу утра в Михайловское из Петербурга приезжает И.И. Пущин. Привозит Пушкину письмо К.Ф. Рылеева. Разговор касается обстоятельств удаления Пушкина из Одессы, Воронцовых. Пушкин спрашивает, что о нём говорят в Петербурге и Москве. Рассказывает в свою очередь об испуге Александра I, когда тот увидел фамилию «Пушкин» «в записке коменданта о приезжих в столицу, и тогда только успокоился, когда убедился, что не он приехал, а брат его Лёвушка». Пушкин говорит, что «с музой живёт в ладу и трудится охотно и усердно», выражает сожаление, что нет с ним сестры Ольги, расспрашивает о лицейских товарищах. Далее разговор касается тайного общества. Пущин признаётся, что он член общества и не он один. Пушкин вскакивает со стула и вскрикивает: «Верно, все это в связи с майором Раевским, которого пятый год держат в Тираспольской крепости и ничего не могут выпытать». В комнате няни Пущин обращает внимание на О.М. Калашникову. Обед с шампанским. После обеда Пушкин читает вслух «Горе от ума», по рукописной копии, привезённой Пущиным. Во время чтения приезжает следящий за Пушкиным игумен Святогорского монастыря Иона, который, напившись чаю с ромом, уезжает. По окончании чтения комедии Пушкин читает «кое-что своё, большею частью в отрывках», диктует начало «Цыган» для «Полярной Звезды». После полуночи ужинают с шампанским. Пушкин посылает с Пущиным Рылееву начало и отрывки из «Цыган», письмо П.А. Вяземскому, 600 рублей и шутливую записку В.Ф. Вяземской. Пущин покидает Михайловское.

Ива́н Ива́нович Пу́щин (1798—1859) — друг и однокурсник Пушкина по Императорскому Царскосельскому лицею. Служил в лейб-гвардии Конной артиллерии (1817—1822). После конфликта с великим князем Михаилом Павловичем оставил военную службу. С 5 июня 1823 г. служил в Петербургской уголовной палате. Судья Московского надворного суда с 13 декабря 1823 г. Член первого тайного общества («Священная артель»). Член Союза спасения (1817) и Союза благоденствия (1818). Прибыл в Петербург незадолго до событий 14 декабря. Верховный уголовный суд 1826 г. признал его «виновным в участии в умысле на цареубийство, в принятии членов и в отдаче поручений и в том, что лично действовал в мятеже и возбуждал нижних чинов». Приговорён  к смертной казни, которая была заменена пожизненной каторгой.

1826 год

Петербург. Петропавловская крепость. Письмо В.И. Штейнгеля Николаю I: «…вышнее заведение для образования юношества, Царскосельский лицей дал несколько выпусков. Оказались таланты в словесности, но свободномыслие, внушённое в высочайшей степени, поставило их в совершенную противуположность со всем тем, что они должны были встретить в отечестве своём при вступлении в свет… Непостижимо, каким образом… пропускались статьи, подобные „Волынскому», „Исповеди Наливайки», „Разбойникам-братьям» и пр. … Кто из молодых людей несколько образованных, не читал и не увлекался сочинениями Пушкина, дышащими свободою!..».

Барон Штейнгель (или Штейнгейль) Владимир Иванович (1783 — 1862). Воспитанник Морского кадетского корпуса (1792-1799). Составил важный географический проект «Мысль об Амуре». В составе дружины ополчения участвовал в Отечественной войне 1812 г. По возвращении из заграничного похода назначен правителем военных и гражданских дел канцелярии московского главнокомандующего. Из-за недовольства главнокомандующего подал в отставку. Отстранён от государственной службы. Издал «Опыт полного исследования начал и правил хронологического и месяцесловного счисления старого и нового стиля. В 1824 г. приехал в Петербург и остановился у директора Российско-Американской компании, правителем дел которой был К.Ф. Рылеев. Вступил в тайное общество. 2 января 1826 г. арестован и доставлен в Зимний дворец. «Штейнгель, и ты тут? — спросил его Николай I. В крепости написал два письма царю, в которых дал оценку политической и экономической жизни страны и состояния военно-морского флота. Осуждён на 20 лет каторжных работ.

1828 год

Москва. В «Московских Ведомостях» № 3 напечатано объявление о продаже в книжной лавке Московского университета: альманаха «Северные Цветы на 1828 год» (с портретом Пушкина по цене 12 руб., а в футляре с золотым обрезом — 15 руб.); «Невского Альманаха», изданного Е. Аладьиным (с картинками, одна из которых — иллюстрация к первой сцене «Бориса Годунова») по цене 10 руб. 80 коп.; 2-го издания поэмы Пушкина «Бахчисарайский фонтан» (с четырьмя гравированными картинками) по цене 5 руб. 40 коп.

1830 год

Петербург. В письме к М.Н. Загоскину Пушкин благодарит его за подарок (роман «Юрий Милославский») и поздравляет автора «с успехом полным и заслуженным, а публику с одним из лучших романов нынешней эпохи», обещает статью о нём в «Литературной Газете».

Петербург. В 3-м номере «Литературной Газеты» напечатано стихотворение Пушкина «Ответ» («Я вас узнал, о мой Оракул!»), с подписью «Крс», и заметка «О литературной критике» («В одном из наших Журналов дают заметить»), без подписи; в ней упоминается роман Ф.В. Булгарина «Иван Выжигин», успех которого вызывает у автора статьи недоумение: «Иное сочинение само по себе ничтожно, но значительно по своему успеху… И в сем отношении нравственные наблюдения важнее наблюдений литературных. В прошлом году напечатано несколько книг (между прочим «Иван Выжигин»), о которых критика могла бы сказать много поучительного и любопытного. Но где же они были разобраны, пояснены?». Здесь же напечатаны без имени автора «Мысли о Макбете» ссыльного В.К. Кюхельбекера, представляющие собой предисловие к его же переводу шекспировской трагедии.

Я вас узнал, о мой оракул,
Не по узорной пестроте
Сих неподписанных каракул,
Но по веселой остроте,
Но по приветствиям лукавым,
Но по насмешливости злой
И по упрекам … столь неправым,
И этой прелести живой.
С тоской невольной, с восхищеньем
Я перечитываю вас
И восклицаю с нетерпеньем:
Пора! в Москву, в Москву сейчас!
Здесь город чопорный, унылый,
Здесь речи — лед, сердца — гранит;
Здесь нет ни ветрености милой,
Ни муз, ни Пресни, ни харит.

Петербург. Д.Ф. Фикельмон пишет Пушкину записку о костюмированной поездке, которая предполагается на следующий день, 12 января; она просит приехать к Е.М. Хитрово в домино и маске и просит взять своего слугу: «Мы рассчитываем на ваше остроумие, дорогой Пушкин, чтобы всё оживить».

Дарья Фёдоровна (Долли) Фикельмон.

1831 год

Москва. Пушкин видится с князем Н.Б. Юсуповым и пытается выполнить поручение П.А. Вяземского — разговорить его о Фонвизине. Князь припоминает только один анекдот – о трагике Майкове.

Тригорское. Анна Николаевна Вульф пишет брату Алексею Вульфу в деревню Антоновка (Галиция) о предстоящей женитьбе Пушкина. Алексей Николаевич Вульф в письме сестре от 20—30 января напишет: Получил я твоё <письмо> от 11-го января… По твоим словам Пушкин должен быть теперь уже женат…».

1832 год

Петербург. В.Д. Комовский пишет Н.М. Языкову: «Пушкин чуждаясь „Европейца» является непризнательным. Киреевский более, чем кто-либо, послужил ему в „Московском Вестнике» и теперь Бориса он ставит на самую выгодную для него точку перед зрителями; но тут остаётся еще два вопроса решить. Во-первых, драматическое сочинение, излагающее не действие, а следствие оного — не есть ли прямое противоречие понятию о драме? а во-вторых, удовлетворительно ли в Борисе развиты и показаны следствия убиения Дмитрия? На последнее — ответ Киреевского будет вероятно в следующих номерах».

Петербург. Свадьба А.О. Россет и Н.М. Смирнова в Зимнем дворце. Судя по записи в камер-фурьерском журнале, Пушкин с женой были приглашены в качестве гостей, но на торжестве не присутствовали.

1833 год

Петербург. Пушкины покупают в кредит в мебельном магазине братьев Гамбс большое зеркало в раме красного дерева (Psyche) стоимостью 550 руб. Тогда же, в счёт погашения долга, они возвращают в магазин ширму из 8 створок стоимостью 250 руб., приобретённую прошлой осенью для другой квартиры.

Болдино. О.М. Ключарева (Калашникова) обращается к Пушкину с письмом, содержащим денежную просьбу — о «займе» в 2000 руб. для выкупа крестьян её мужа Ключарева. Пушкин, отвечая на это письмо, назовёт его «кудрявым». Позже Ольга напишет Пушкину, что писала это письмо «под диктовку» супруга.

1834 год

Петербург. Пушкин выплачивает 100 рублей из долга X. Соренсону по заёмному письму от 27 апреля 1832 г.

Петербург. В № 8 и №9 (на следующий день) «Северной Пчелы» опубликована рецензия, подписанная «Н.К.» (Н.В. Кукольник?) на драму Е.Ф. Розена «Россия и Баторий». В ней отмечено родство её с «Борисом Годуновым» Пушкина в плане преемственности исторических тем, но пушкинская «галерея картин, писанных великим талантом со слов Карамзина», при всей исторической верности, кажется рецензенту холодной: «Видим судьбу, одну судьбу — и сонных людей, невольно исполняющих её назначения…», а в драме Розена он отмечает «движение, развитие в направлении естественности, стремления к Добру».

1835 год

Петербург. Пушкин навещает родителей и даёт им на расходы 500 руб.

Петербург. Пушкин дарит экземпляр «Истории Пугачёвского бунта» своему учителю — бывшему адъюнкт-профессору Царскосельского Лицея А.П. Куницыну — с надписью: «Александру Петровичу Куницыну от Автора в знак глубокого уважения и благодарности. 11 янв. 1835».

Александр Петрович Куницын и автопортрет. Рисунок Пушкина. 9 ноября 1835 года.

Москва. М.П. Погодин делает в дневнике запись: «Ругают Пушкина за Пугачёва».

1837 год

Петербург. Пушкин получает деньги за проданные экземпляры «Онегина» и оплачивает ряд счетов.

Петербург. В «Северной Пчеле» № 7 напечатана заметка Ф.В. Булгарина «Правда о 1812 годе, служащая к исправлению исторической ошибки, вкравшейся в мнение современников» — о полемике, вызванной «Полководцем» Пушкина. По его мнению, Пушкин, назвав Барклая спасителем отечества, допустил «поэтическую гиперболу, на которую не стоит обращать внимания». Булгарин хвалит пушкинское стихотворение за то, что в нём отдана «дань благодарности чужеплеменному соотечественнику (а не чужеземцу), сыну России, хотя неславянской крови… Русскому князю Барклаю де Толли…».

Петербург. Александр Карамзин присутствует на завтраке у молодожёнов Геккернов. Ему «очень понравился Leur intérieur élégant <Их изящно обставленный дом>».

Петербург. Ж. Геккерн (Дантес) с женой наносят свадебные визиты. В числе первых они посещают Карамзиных.

Петербург. Молодые супруги Геккерны приезжают к Пушкину с визитом, но он отказывается принять их. К.К. Данзас расскажет много позже: «Дантес приезжал к Пушкину со свадебным визитом; но Пушкин его не принял». П.А. Вяземский писал о том же великому князю Михаилу Павловичу: Пушкин «объявил самым положительным образом, что между его семьёй и семейством свояченицы он не потерпит не только родственных отношений, но даже простого знакомства, и что ни их нога не будет у него в доме, ни его — у них».

Петербург. Дантес, по настоянию барона Л. Геккерна, отсылает Пушкину письмо, в котором «убеждает его забыть прошлое и помириться».