12 февраля*. В этот день:

1825 год

Петербург. В «Благонамеренном» (№6) напечатана статья «Дело от безделья, или Краткие замечания на современные журналы». Без подписи. Ответ Ж.К. <Н.И. Гречу>, в «Письмах на Кавказ» затронувшему полемику по поводу «Бахчисарайского фонтана»; отзыв о стихотворении «Телега жизни»; о подражателях Пушкина.

Петербург. Письмо К.Ф. Рылеева и А.А. Бестужева к Пушкину. Рылеев благодарит за отрывок из «Цыган». Отдавая должное первой главе «Евгения Онегина», считает роман ниже «Бахчисарайского фонтана» и «Кавказского пленника». Пишет о влиянии Жуковского на русскую литературу и отмечает пагубность влияния его мистицизма. О своих поэтических замыслах. Бестужев благодарит за письмо и соглашается «во многом» с отзывом Пушкина о «Горе от ума».

Петербург. С.М. Салтыкова пишет в Оренбург А.Н. Семёновой: «Кстати, я вчера провела очень приятный вечер: я говорила с одною очень умною особою <графиня Е.М. Ивелич> о русской литературе и главным образом — о поэзии Пушкина. Эта особа очень связана с его сестрой и хорошо её лично знает; она обещала дать мне целую кучу стихов моего несравненного Пушкина, которые ещё не напечатаны. Она, как и я, восторженно любит этого очаровательного поэта и любит не только его стихи, но и его личность, и горячо вступается за него, когда слышит, что про него дурно говорят. Она назвала мне всех, в которых он был влюблён, а он начал влюбляться с 11-летнего возраста. В настоящее время, если я не ошибаюсь, он занят некоей кн. Голицыной <княгиня М.А. Голицына, урожд. княжна Суворова), о которой он пишет много стихов… Она<графиня Е.М. Ивелич> очень приглашала меня прийти к ней, чтобы познакомиться с Ольгой Пушкиной, очаровательной особой, как говорят. Elle m’a assuré qu’Alexandre n’était pas du tout si mauvais qu’on le dit, que c’est une réputation qu’il ne mérite pas, que c’est un bien bon garçon etc. <Она уверила меня, что Александр вовсе не такой плохой человек, как о нём говорят; что этой репутации он не заслуживает; что он добрый малый и т. д.>. В конце концов она развеселила мою душу, я очень хотела бы, чтобы она оказалась беспристрастной и чтобы всё, что она мне сообщила, была правда».

Софья Михайловна Салтыкова

1826 год

Псков. Отъезд П.А. Осиповой с Анной Николаевной и Анной Ивановной (Netty) Вульф в Малинники.

Петербург. Отвечая на вопросы следственного Комитета, прапорщик В.А. Бесчаснов показывает: «Зная же, что я охотно занимаюсь книгами и поэзией, <Борисовы и Люблинский> советовали мне бросить романы, как не заслуживающие потери времени, предлагая читать хороших писателей — трагедии — стихи соч. Пушкина и других — постепенно разгорячавших пылкое воображение».

1828 год

Петербург. Пушкин пишет Предисловие ко второму изданию поэмы «Руслан и Людмила» (не сохранилось). И, по-видимому, около этого времени отправляет подготовленные к переизданию поэмы «Кавказский пленник» и «Руслан и Людмила» к высочайшему цензору с прибавлением «приложенных при сем статей», — как писал А.Х. Бенкендорф, сообщая Императору о просьбе Пушкина разрешить перепечатать их вторым изданием.

1829 год

Петербург. В «Северной Пчеле» № 19 напечатана рецензия на «Лирический Альбом 1829 года», изданный М. Глинкой и Н. Павлищевым, в ней отмечены две песни М.Ю. Виельгорского на слова Пушкина «Ворон к ворону летит» и «Чёрная шаль»; там же сообщается, что поэма Пушкина «Мазепа» <Полтава> уже печатается, и излагается содержание её со слов «слышавших чтение сей поэмы».

1830 год

Петербург. Поступили в продажу ноты романса А.А. Алябьева на стихи Пушкина «Ворон к ворону летит».

Петербург. Пушкин пишет М.О. Судиенко в Черниговскую губернию и объясняет, что свой карточный долг он возвратил месяц назад его поверенному Лерху; сообщает, что скоро уедет из Петербурга, лето, возможно, проведёт в деревне (ориг. по-фр.).

Петербург. Пушкин на балу у австрийского посланника графа Карла Людвига Фикельмона.

Граф Карл Людвиг Габриэль Бонавентура фон Фикельмон, посол Австрии в России.

Москва. В журнале «Московский Телеграф» напечатана статья К. Полевого «Взгляд на два обозрения русской словесности 1829 года, помещённых в Деннице и в Северных Цветах». Разбирая «Обозрение» И.В. Киреевского, критик отказывает Жуковскому и Пушкину в праве называться преобразователями литературы; они, по его мнению, «были преобразователями в поэзии, но едва ли малейшее влияние имели они на общий дух нашей литературы…».

Москва. Во втором номере приложения к «Московскому Телеграфу» — журнале «Новый живописец общества и литературы» — напечатана пародия на «Северные Цветы» и его авторов в виде предисловия к альманаху «Литературное Зеркало». В нём описаны приёмы, какими издатели намерены привлечь к себе публику: авторы будут называть себя литературными именами — Горациями, Гамлетами, Феокритами, Шолье; будут писать друг другу «послания, надписи, загадки»; будут издавать «Литературную Газету», ненужную для публики, но необходимую для некоторых писателей, коим нельзя печатать своих отрывков в других журналах, и пр.

Мюнхен. П.В. Киреевский пишет С.П. Шевырёву в Рим о русских литературных новостях: «Во первых, наконец печатается Борис, появление которого, однако же, как говорят, удалось Булгарину ещё задержать на несколько времени, по своему короткому знакомству с Фоком, для того, чтобы прежде успеть напечатать своего Самозванца… Потом Дельвиг и Сомов издают на 1830 год литературную газету в Петербурге, которая появляется каждые пять дней, и печатается на огромном листе; дебютируют „Путевыми Заметками Пушкина”».

1831 год

Москва. Из путешествия в Персию в составе русской миссии приехал Д.Н. Гончаров, старший брат Н.Н. Гончаровой, чиновник Министерства иностранных дел. В Персии он разбирал вещи погибшего А.С. Грибоедова.

Дмитрий Николаевич Гончаров, старший брат Натальи Николаевны, невесты Пушкина

1832 год

Москва. Газета «Молва» № 13 в отделе «Русская библиография» сообщает о выходе последней главы «Евгения Онегина» (СПб., 1832).

1833 год

Петербург. Пушкины, по-видимому, были на балу у князя В.П. Кочубея, который давался для царской семьи и двора в честь проводов Масленицы.

Петербург. В канцелярии Военного министерства дан ход делу об архивных документах, запрошенных Пушкиным в письме к военному министру графу Чернышеву. Директор канцелярии генерал М.М. Брискорн, дежурный генерал П.А. Клейнмихель, начальники Петербургского и Московского отделений архива П.Д. Румянцев и М.Т. Слащов в течение нескольких дней получали и отдавали предписания о поисках нужных документов (в запросах не говорилось, что эти материалы требуются Пушкину).

Германия. В газете «Blatter fur literarische Unterhaltung» напечатана восторженная статья о трагедии «Борис Годунов» — драма признана одним из наиболее удачных и своеобразных творений русской музы: «по богатству и подлинности характеров… по силе живописания человеческой души мы ставим „Бориса Годунова” несомненно выше целого сонма исторических трагедий… — в один ряд с „Эгмонтом” и „Гецем” <«Гецем фон Берлихингеном» Гёте>».

1834 год

Петербург. Отвечая на просьбу Н.М. Коншина в его письме от 7 февраля, Пушкин пишет обер-прокурору Святейшего Синода С.Д. Нечаеву о царскосельском протодьяконе Ф.Ф. Лебедеве, которому за пьянство предписано оставить придворное ведомство и ехать в родную епархию. Объясняя своё участие в нём, Пушкин пишет: «Протодиакон, не знаю почему, отнёсся ко мне, полагая, что слабый мой голос удостоится Вашего внимания».

Петербург. В Петербург приезжают П.А. Осипова и Анна Н. Вульф, которые останавливаются у родителей Пушкина. Александр Сергеевич и Наталья Николаевна с детьми приходят повидаться с тригорскими соседками. Об этом Надежда Осиповна Пушкина напишет дочери 13 февраля: «Дети очаровательны, мальчик хорошеет удивительно. Мари не меняется, но она слабенькая, едва ходит, у неё нет ни одного зуба. Она напоминает мою маленькую Софи, не думаю, чтобы она долго прожила. Сашка большой любимец папы и всех, но мама, дедушка и я — мы за Машу».

1836 год

Баргузин. Письмо В.К. Кюхельбекера, только что «обращённого на поселение», к Пушкину, полное благодарности другу, который больше всех заботился о нём в заточении, и радости, что «Пушкин оказался другом гораздо более дельным, чем все они <писатели> вместе». Кюхельбекер делится впечатлениями о местах, где ему суждено жить, и о жителях — бурятах, тунгусах, русских: «…русские здесь почти те же бурята, только без бурятской честности, без бурятского трудолюбия. Отличительный порок их пьянство: здесь пьют все, мужчины, женщины, старики, дети».

Петербург. В «Литературных прибавлениях к Русскому Инвалиду» № 13 напечатан отклик А.А. Воейкова (подпись: «А. Кораблинский») на статью В.М. Строева в «Сыне Отечества» № 1 «Русская критика в 1835 году», где, возражая на критические отзывы по поводу «Бориса Годунова», он пишет: «Пушкин положил на алтарь муз образцовую трагедию… Это лучшая из русских трагедий и лучшее произведение гениального песнопевца».

Петербург. Анна Н. Вульф в письме к Е.Н. Вревской рассказывает о встрече с О.С. Павлищевой, пишет, что она пока не была у Натальи Николаевны и не видела Пушкина с тех пор, как уехал Б.А. Вревский. Со слов Ольги Сергеевны она сообщает о Пушкине: «Он очень счастлив, что Император разрешил ему издавать журнал… Ольга говорит, что он якобы очень ухаживает за своей свояченицей Алек<сандриной> и что его жена стала большой кокеткой» (ориг. по-фр.).

Москва. «Московские Ведомости» № 13 объявили о подписке на журнал «Современник», который будет издавать Александр Сергеевич Пушкин.