6 января*. В этот день:

1825 год

Петербург. В «Северной Пчеле» № 3 сообщается о выходе в свет «Северных Цветов». Там же напечатано извещение о постановке 6 января на сцене Большого театра в Петербурге балета «Кавказский пленник».

 

1826 год

Петербург. A.M. Горчаков в письме к А.Н. Пещурову выражает удовлетворение тем, что Пещуров отказался от наблюдения за Пушкиным, так как они не могли бы сойтись, и рано или поздно Пещурову это доставило бы много хлопот.

Москва. В «Московских Ведомостях» № 2 помещено объявление от книгопродавца Ширяева о продаже «Стихотворений Александра Пушкина».

1827 год

Москва. Пушкин посылает А.И. Тургеневу в Дрезден первую книжку «Московского Вестника» с публикацией сцены из «Бориса Годунова».

Москва. П.А. Вяземский в письме к А.И. Тургеневу и В.А. Жуковскому в Дрезден сообщает: «Посылаю Вам… первую книжку Московского Вестника, где найдёте сцену из трагедии Пушкина. Правда ли, что удивительная зрелость и трезвость в слоге, напитанном и накуренном духом старины? Вся пиеса так выдержана, и есть места гораздо превосходнейшие… Пушкин получил обратно свою трагедию из рук высочайшей цензуры. Дай Бог каждому такого цензора. Очень мало увечья». Из пушкинских «новинок» Вяземский называет шестую главу «Онегина», в которой «Есть прелести образцовые. Уездный, деревенский бал уморительно хорош. Поединок двух друзей, Онегина и Ленского описан превосходно…». Особо отмечает строфу XXXII, где Пушкин сравнивает смерть Ленского «с домом опустевшим: окна забелены, ставни закрыты — хозяйки нет, а где она, никто не знает. Как всё это сказано, как просто и сильно, с каким чувством». А о главе в целом говорит, что в ней «поэтическая живость и прозаическая верность соединяются в одном ярком свете, в поразительной истине».

Пермь. По приезде в город М.Н. Волконская пишет письмо В.Ф. Вяземской, в котором сообщает: «Я встретила Пущина, Коновницына и кого-то третьего около Оханска… передайте это тому, кто интересуется первым из них» (это сообщение адресовано Пушкину).

1828 год

Петербург. Ф.В. Булгарин в письме к В.А. Ушакову сообщает: «…Я познакомился с Пушкиным. Другой человек как мне его описывали и каковым он был прежде в самом деле. Скромен в суждениях, любезен в обществе и дитя по душе. Гусары испортили его в Лицее, Москва подбаловала, а несчастия и тихая здешняя жизнь его образумили. Он кажется полюбил меня, хотя по правилам Сектатора Вяземского меня не должно ему любить».

Фаддей Венедиктович Булгарин

1829 год

Старица. Пушкин, проехав через Клин и Волоколамск, всего 180 верст, приезжает из Москвы в Старицу и попадает в дом старицкого исправника В.И. Вельяшева, на праздничный бал, где в тот день – все его знакомые, Осиповы-Вульф в том числе. «В Крещенье, — записал в своём дневнике А.Н. Вульф, — Пушкин приехал в Старицу. Он принёс в наше общество немного разнообразия». Воспитанница П.И. Вульфа поповна Е.Е. Синицына (в замужестве Смирнова), никогда прежде не видавшая Пушкина, приняла его за иностранца, так как «он танцует и ходит как-то по-особому, как-то особенно легко, как будто летает, весь какой-то воздушный…». На вопрос «Это не русский?» ей отвечали, что это «Пушкин, сочинитель, прекрасные стихи пишет». Синицына отметила, что Пушкин и А.Н. Вульф оказывали особое внимание Е.В. Вельяшевой (племяннице П.А. Осиповой).

Екатерина Васильевна Вельяшева (в замужестве Жандр) (1813-1865) Фотография. 1850-е гг.

1830 год

Петербург. Во 2-м номере «Литературной Газеты» напечатаны «Стансы» («Брожу ли я вдоль улиц шумных»), подпись: «А. Пушкин», и заметка (без подписи) «Илиада Гомерова». Труд переводчика оценен очень высоко: «С чувством глубокого уважения и благодарности взираем на поэта, посвятившего гордо лучшие годы жизни исключительному труду, бескорыстным вдохновениям, и совершению единого, высокого подвига». Там же напечатана статья «Введение к жизнеописанию фон-Визина» П.А. Вяземского, в которой краткий обзор русской литературы с упоминанием её лучших имен завершается замечанием: «…в Пушкине тот же дух, те же приёмы поэтической притяжательности, ещё более приноровленные к характеру времени и русского ума…», отмечено также воздействие на эпилог «Кавказского пленника» ломоносовской торжественности.

Петербург. Н.И. Гнедич в письме к Пушкину благодарит узнанного им автора статьи об «Илиаде» за «несколько строк», сказанных «так благородно».

Никола́й Ива́нович Гне́дич (1784—1833) — русский поэт, переводчик. Родился в Полтаве. Родители его, небогатые потомки старинного дворянского рода, рано умерли. В детстве переболел оспой, которая не только изуродовала его лицо, но и лишила правого глаза. В 1802 г. окончил философский факультет Московского университета, переехал в Санкт-Петербург, где определился на службу в департамент министерства народного просвещения. В 1811 г. избран в члены Российской Академии и назначен библиотекарем публичной библиотеки, где стал заведовать отделением греческих книг.

Петербург. Пушкин обедает вместе с Н.И. Гнедичем у Andrieux (известный ресторан), где по обычаю им подают к обеду «пирог с бобом» (гадание накануне Рождества).

 

 

 

 

 

Петербург. Пушкин, в доме Фикельмонов, подробно рассказывает о путешествии на Кавказ и делится своими соображениями об этом крае, населённом многими народностями. К.-Л. Фикельмон в донесении канцлеру Меттерниху на следующий день сообщит о поездке Пушкина на театр военных действий и приведёт его суждения о Кавказе и о перспективах русских завоеваний.

Петербург. Пушкин получает известие из Франции или узнаёт от Н.А. Муханова о посланном ему приглашении посетить Париж. И.А. Яковлев писал об этом Н.А. Муханову 8 декабря 1829 г.: «Он чуть ли не должен получить отсюда небольшого приглашения анонимного. Дойдёт ли до него? А не худо было бы ему потрудиться пожаловать, куда зовут».

Петербург. В № 3 газеты «Северный Меркурий» её издатель, М.А. Бестужев-Рюмин, помещает рифмованный ответ на пушкинскую «Эпиграмму» («Седой Свистов!»), напечатанную под псевдонимом «Арз.» в «Северных Цветах», так как стих «Свистов II вступает на престол» он принимает на свой счет. В том же номере напечатаны заметка о вышедшем альманахе «Северные Цветы» и издевательская статья об обзоре О.М. Сомова.

1832 год

Москва. Н.М. Языков пишет A.M. Языкову: «„Северные цветы» к тебе едут: они не очень задорны, несмотря на все старания их издателя — Пушкина и на то даже, что это тризна по Дельвиге…». Сообщая о «Европейце», автор вновь задевает Пушкина: «„Европеец» будет разнообразнее впредь: теперь… ещё нет заграничных журналов. Пушкин что-то чванится с Киреевским, стихов не даёт, а только обещает, всего, всего и проч. и проч. …».

Казань. Е.А. Баратынский пишет И.В. Киреевскому в Москву, что в Казани многие имеют труды его и Пушкина, но переписанные, а не печатные. Пишет, что надо продавать книги дешевле, чтобы их могло покупать население.

1833 год

Петербург. Пушкин закончил XVII главу романа <Дубровский>.

1834 год

Петербург. Пушкину нанёс визит Ф.Ф. Вигель, который поведал ему историю о кормилице Екатерины II, видевшей вещий сон в день её смерти.

Филипп Филиппович Вигель

Петербург. Вечером Пушкин с женой присутствуют в Михайловском театре на представлении французской труппой комедии «Chacun de son coté» <Каждый по свою сторону> и двух водевилей. Великий князь Михаил Павлович, увидевшись с Пушкиным в театре, поздравляет его с придворным званием. Пушкин отвечает: «Покорнейше благодарю, Ваше Высочество; до сих пор все надо мною смеялись, вы первый меня поздравили».

Великий князь Михаил Павлович

Москва. В 1-м номере журнала «Телескоп» опубликована статья Н.И. Надеждина «Обозрение русской словесности». В ней говорится о литературной скудости 1833 года, причины которой автор видит в «отсутствии живой энергии в нашей деятельности», что «препятствует развитию умственной жизни!». В связи с этим дважды в статье с сожалением упомянуто имя Пушкина: «…не было ни одной новой поэмы Пушкина, ни одного нового романа Булгарина. Даже бесконечная жизнь „Евгения Онегина» прекратилась…». «Сколько у нас неоконченных поэм, начиная с Ломоносовского „Петра»… до Пушкинского „Онегина», перескочившего через целую главу к полу-окончанию!».

Петербург. В газетах напечатаны объявления о выходе первого тома «Писем Наполеона к Жозефине и письма Жозефины к Наполеону и дочери», в двух томах, перевод с французского. С виньеткой, изображающей гробницу Наполеона на о. Св. Елены, и с эпиграфом из стихотворения Пушкина.

Письмо императора Наполеона Жозефине от 28 Фримера XIV года (14 декабря 1805 года)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Петербург. В «Литературных прибавлениях к Русскому Инвалиду» № 2 и № 3 (9 января) напечатана переведенная А. Савицким статья из дерптского журнала «Dorpater Jahrbücher» (июнь 1833): «Мнение барона Е.Ф. Розена о драме А.С. Пушкина: Борис Годунов». В статье, написанной осенью 1832 г., опубликована по рукописи Пушкина выпущенная при издании «Бориса Годунова» сцена «Ограда монастырская. Григорий и злой чернец». Розен трактует пушкинское произведение как «трагедию судьбы, в которой воля человека бессильна что-либо изменить или предотвратить». В № 3 при публикации сцены из трагедии после слов: «Автор, намереваясь поместить эту сцену при втором издании Бориса Годунова, позволил нам предварительно с нею познакомить Немецкую публику» — редакционная вставка: «(*) и русскую.— В[оейков]».

1835 год

Пушкин пишет Оду LVI (Из Анакреона) («Поредели, побелели»), Оду LVII («Что же сухо в чаше дно?») (Перевод из Анакреона) и (Из Анакреона) Отрывок («Узнают коней ретивых»).

Петербург. Пушкин вечером присутствует на придворном балу («приватном маскараде») во дворце, где весь двор одет в мундиры эпохи Павла I. «В городе шум. Находят всё это неприличным», — отметит Пушкин в дневнике, в записи от 8 января.

Париж. В ответном письме П. Мериме рассказывает С.А. Соболевскому историю своей мистификации — фольклорного сборника «Гузла», выдуманного им в 1827 г. «для развлечения и заработка». Мериме пишет: «Я думал… что у Гузлы было только семь читателей, в том числе вы, я и корректор: с большим удовольствием узнаю, что могу причислить к ним ещё двух, Пушкина и Мицкевича. Передайте г. Пушкину мои извинения. Я горжусь и стыжусь вместе с тем, что и он попался… Я был бы вам признателен, если бы вы могли мне прислать его автограф…».

Проспер Мериме

Болдино. Управляющий И.М. Пеньковский сообщает Пушкину в письме, что получил доверенность (на управление двумя имениями), что уплатил проценты за Кистенёво (часть С.Л. Пушкина) 1270 руб., что земский суд приступает к описи пушкинской части Кистенёва за неуплату процентов в сумме 7200 руб., что начал продавать рожь, что в Болдине и в Кистенёве всё благополучно.

1836 год

Петербург. Пушкин с женой присутствуют в Зимнем дворце на торжественной церемонии в день праздника Крещения и Богоявления (приглашены повесткой Придворной конторы от 4 января 1836 г.). После литургии — крестный ход через залы дворца на Неву, где была устроена Иордань: водосвятие при пушечных выстрелах с Петропавловской крепости, окропление знамен и штандартов.

Петербург. Из английского магазина Никольса и Плинке Пушкину выписан счет на 10 руб. за 100 визитных карточек (на французском языке), заказанных, очевидно, для новогодней рассылки.

Елабуга. Н.А. Дурова в письме Пушкину справляется о судьбе своей рукописи, отправленной ему несколько месяцев тому назад.

1837 год

Петербург. Утром Пушкин с женой присутствует в Зимнем дворце на торжественной церемонии по случаю праздника Крещения. Он приглашён во дворец повесткой из Придворной конторы к 10 часам «к слушанию Божественной Литургии».

Петербург. Получено извещение из конторы Английского клуба о том, что за господином Александром Сергеевичем Пушкиным на 1 января 1837 г. числится долг в 534 руб. 20 коп.

Петербург. Пушкин заказывает в магазине Никольса и Плинке в кредит 100 визитных карточек.

Петербург. Пушкин заходит ненадолго к П.А. Плетнёву, на обычное собрание по средам; там его видел И.С. Тургенев.

Петербург. Пушкин – на вечере у Фикельмонов, о котором А.И. Тургенев заметил: «Вечер хоть бы в Париже!» — и написал 9 января 1837 г. А.Я.Булгакову: «Два дня тому назад мы провели восхитительный вечер у австрийского посла: этот вечер напомнил мне самые интимные салоны Парижа. Составился маленький кружок из французского посла Баранта, Пушкина, Вяземского, прусского министра <посла Либермана> и вашего покорного слуги… Разговор был разнообразный, блестящий и полный большого интереса… Пушкин рассказывал нам анекдоты, черты Петра I, Екатерины… Повесть Пушкина „Капитанская дочь» так прославилась, что Барант, не шутя, предлагал автору, при мне, перевести её на французский с его помощью».

Гостиная в доме Фикельмонов.

Тригорское. В письме П.А. Осиповой к Пушкину она, отвечая на его предложение купить Михайловское, советует ему самому стать его хозяином, а для этого принять наследство, заложить имение, расплатиться с братом и сестрой: «…и вот вы хозяин Михайловского, а я охотно стану вашей управляющей…». Удивляется, что Пушкин не получил её письма, написанного ею в сентябре прошлого года. Поздравляет с Новым годом: «Пусть вереница дней этого года будет вполне счастливой для вас и вашей милой жены. Поцелуйте нежно за меня каждого из ваших деток<…>».