18 января. В этот день:

1827 год

Петербург. П.А. Плетнёв сообщает Пушкину, что отправляет в Москву «все наличные деньги, оставшиеся… от продажи двух книг» (первой главы «Евгения Онегина» и «Стихотворений Александра Пушкина»). О судьбе поэмы «Цыганы» отвечает, что ими «заведывает Дельвиг. Не знаю, где теперь они».

1828 год

Дерпт. Н.М. Языков в письме к A.M. Языкову в Петербург, подивившись тому, что А.Д. Илличевский и Пушкин заняты переводами из Мицкевича, сообщает о себе: «Читаю русские сказки… чтобы узнать истинный дух старины глубокой… а не mixtum compositum <мешанина, лат.>, подобно Руслану Пушкина…».

Москва. В статье П.И. Шаликова «Об альманахах на 1828 год» в «Дамском Журнале» о Пушкине сказано, что он «явился в сем альманахе <«Северные Цветы»> и своею особою и с своими стихами — в портрете чрезвычайно сходном, и с поэмою чрезвычайно забавною — но только для мужчин». Недовольство рецензента вызывает композиция альманаха, где рядом со стихами Пушкина оказываются не столь совершенные творения других стихотворцев (в качестве примера приводится «Море» П.А. Вяземского).

Пётр Иванович Шаликов

1829 год

Петербург. Пушкин из Малинников вместе с А.Н. Вульфом, через Торжок, Вышний Волочек, Яжелбицы, Новгород, Чудово, Тосно и Ижору, приезжают в восемь часов вечера в Петербург. По дороге Пушкин пишет первое четверостишие стихотворения «Подъезжая под Ижоры», посвящённое Е.В. Вельяшевой. Едут «прямо к Andrieu» — известному ресторатору, там обедают и поселяются в Демутовой гостинице. Вульф останавливается на несколько дней у Пушкина.

Санкт-Петербург. Гостиница Демута

1830 год

Петербург. Пушкин пишет А.Х. Бенкендорфу ходатайство о С.А. Раевской, вдове генерала Н.Н. Раевского, оказавшейся после смерти мужа в бедственном положении. Излагая её просьбу, Пушкин добавляет: «То, что выбор её пал на меня, само по себе уже свидетельствует, до какой степени она лишена друзей, всяких надежд и помощи». Заканчивает письмо прямым обращением к генералу: «Прибегая к Вашему превосходительству, я надеюсь судьбой вдовы героя 1812 года, — великого человека, жизнь которого была столь блестяща, а кончина так печальна, — заинтересовать скорее воина, чем министра, и доброго и отзывчивого человека, скорее, чем
государственного мужа».

Петербург. Цензор К.С. Сербинович едет к товарищу министра просвещения Д.Н. Блудову советоваться о пушкинских путевых записках и заносит в дневник: «С трудом собираюсь к Д.Н. Блудову; спрашиваю совета о некоторых местах „Путешествия в Арзрум»».

Москва. В 1-м номере «Вестника Европы» напечатана эпиграмма на Пушкина — «К портрету Хлопушкина» (первая строфа подписана — «Орлино-Когтев», вторая — «Львино-Зубов»). Основная мысль эпиграммы выражена словами: «Ты велик… на малые дела». В рецензии на «Крымские сонеты» А. Мицкевича анонимный автор иронизирует по поводу выражения П.А. Вяземского: «Пушкин освятил своим именем» начало союза между польскою и русскою музою.

Москва. Во 2-м номере «Московского Вестника» напечатаны «Отрывки из Путевых записок» княгини 3.А. Волконской. Описывая горы, которыми раньше восхищалась и которые теперь ей напоминают тюрьму, она пишет: «…и я скажу с нашим Пушкиным: Мне душно здесь, я в лес хочу! но в лес лавровый!».

Зинаида Александровна Волконская

1831 год

Москва. Пушкин в письме благодарит А.Х. Бенкендорфа за отзыв Государя о его трагедии, которая, по его словам, обязана «своим появлением не только частному покровительству» Государя, «но и свободе, смело дарованной Монархом писателям Русским в такое время и в таких обстоятельствах, когда всякое другое правительство старалось бы стеснить и оковать книгопечатание».

Москва. Пушкин у П.В. Нащокина узнаёт о смерти А.А. Дельвига. Пушкин говорит другу: «Ну, Воиныч, держись: в наши ряды постреливать стали».

Петербург. В «Санкт-Петербургском Вестнике» напечатано сообщение о похоронах А.А. Дельвига: «В субботу, 17 января, родные, знакомые и почти все живущие в Петербурге литераторы отдали последний долг почтенному поэту нашему барону Антону Антоновичу Дельвигу: бренные останки его преданы земле на Волковском кладбище, и слёзы, непритворные слёзы горести, оросили гроб любимца муз».

Могила А.А. Дельвига в Некрополе Мастеров Искусств в Александро-Невской Лавре

1832 год

Петербург. Пушкин готовит к печати с помощью П.А. Плетнёва и О.М. Сомова третий том своих стихотворений; цензурная рукопись сборника, состоящая из автографов, писарских копий и печатных листов из ранних изданий, будет передана в цензуру на следующий день.

Петербург. В столицу приезжает А.Х. Кнерцер, доверенный человек П.В. Нащокина, купец и механик-изобретатель. Он привозит Пушкину письмо и подарки от Нащокина: чернильницу с арапчонком («Посылаю тебе твоего предка с чернильцами…») и золочёную корзинку «с каменьями» — для Натальи Николаевны. В письме Нащокин сообщает, что деньги, присланные из Болдина, оставил у себя, чтобы внести проценты в Опекунский совет, что Рохманов «дела… кончил, векселя получил» (имеется в виду окончание дела с В.С. Огонь Догановским, которому Пушкин был должен большую сумму карточного проигрыша), и что заложенным бриллиантам срок ещё не вышел. Подробно пишет о бедственном положении своего опустившегося брата, который попал под суд; о решении «перекрестясь, начинать кое-как наше заведение» вместе с А.Х. Кнерцером, на которое просит, если Пушкину это сейчас легко, дать денег, если же сложно, то себя нисколько не тревожить. Вместе со своим письмом Нащокин отправил Пушкину и письмо болдинского управляющего.

Подарок П.В. Нащокина Пушкину — чернильница с арапчонком

Казань. Е.А. Баратынский пишет И.В. Киреевскому, что в Казани «нашёл молодого Перцова <Э.П.>, известного своими стихотворными шалостями и которого нам хвалил Пушкин; он мало, что человек очень умный — и очень образованный, с решительным талантом».

Петербург. Д.И. Хвостов пишет Н.М. Языкову: «Прилагаю у сего мое последнее сочинение в стихах, доселе ещё не напечатанное к знаменитому Пушкину. Я высоко ценю дарование сего современника нашего, но посланное мною ему, нимало не оскорбительное, доказывает только, что мы с одной точки зрения видели вещи…». В тот же день Хвостов сообщает М.П. Погодину о посланном Языкову стихотворении и просит взглянуть на рукопись.

Дмитрий Иванович Хвостов

1833 год

Петербург. О.М. Сомов пишет Пушкину подробное письмо с объяснениями по поводу расчётов за альманах «Северные Цветы на 1832 год», в которых оказалась большая недостача: «Я всегда был плохим счётчиком… Покойный Дельвиг знал мою арифметическую бестолковость, и потому все счёты принимал на себя». Сомов, не снимая с себя вины («весь deficit я принимаю на себя, ибо конечно в нём никто кроме меня не виноват»), ищет способа возместить недостачу и обещает Пушкину сделать это в течение ближайшего года.

Болдино. Управляющий нижегородским имением М.И. Калашников пишет Пушкину, что он отправил в Москву на имя П.В. Нащокина описание сельца Кистенёва и прочие бумаги, необходимые для перезалога 200 кистенёвских душ. Жалуется, что ему пришлось 4 раза ездить в Нижний и 3 раза в Сергач, на что он издержал около 300 руб. из денег, собранных в счет оброка. «Теперь буду спешить оброк збирать и Вашей милости доставлю в скорости», — заверяет Калашников.

Петербург. В разделе «Пересмешник» «Литературных прибавлений к Русскому Инвалиду» № 5 опубликовано продолжение статьи А.Ф. Воейкова «Путешествие переводчика из дворян Полетаева…», где цитируются четыре стиха из стихотворения Пушкина «Кобылица молодая» с указанием источника.

1834 год

Петербург. На балу у графа А.А. Бобринского Пушкин впервые после своего назначения камер-юнкером встречается с Николаем I. Царь его не поздравил, а Пушкин, вопреки придворному этикету, «не благодарил его». Разговор зашёл об «Истории Пугачева». Пушкин отмечает в дневнике слова царя: «Жаль, что я не знал, что ты о нём пишешь; я бы тебя познакомил с его сестрицей, которая тому три недели умерла в крепости Эрлингфосской».

Петербург. Квартальный надзиратель 2-го квартала Литейной части предъявляет Пушкину жалобу П.А. Жадимеровского с резолюцией Управы благочиния: «Контракт предъявить г. Пушкину и требовать полного удовлетворения».

1836 год

Петербург. Пушкин переписывает набело стихотворение Д.В. Давыдову («Тебе, певцу, тебе, герою»), первый вариант которого (без заключительного четверостишия) был им набросан ещё в последних числах декабря 1834 года.

Петербург. Пушкин на субботе у В.А. Жуковского. Присутствуют В.Г. Тепляков, В.Г. Бенедиктов, Е.Ф. Розен и др. Н.В. Гоголь впервые читает свою новую комедию «Ревизор». П.А. Вяземский читает последнее письмо А.И. Тургенева от 2/14 января. Вяземский напишет Тургеневу на следующий день, что его письма из Парижа решено публиковать в пушкинском журнале, и о комедии Гоголя: «Вчера Гоголь читал нам новую комедию „Ревизор»… Не знаю, не потеряет ли пиеса на сцене, ибо не все актеры сыграют так, как он читает. Он удивительно живо и верно, хотя и карикатурно описывает наши moeures administratives <административные нравы>. У нас он тем
замечательнее, что, за исключением Фонвизина, никто из наших авторов не имел истинной весёлости». По словам драматурга Е.Ф. Розена, Пушкин так увлёкся «Ревизором», что «во всё время чтения катался от смеха».

Петербург. А.В. Никитенко записывает в дневнике о «вчерашней пятнице» у себя и о стихотворении Пушкина «На выздоровление Лукулла»: «Пушкин написал род пасквиля на министра народного просвещения, на которого он очень сердит за то, что тот подвергнул его сочинения общей цензуре… Он как-то хвалился, что непременно посадит на гауптвахту кого-нибудь из здешних цензоров, особенно меня, которому не хочет простить за „Анджело»». О «Медном всаднике» Никитенко пишет, что поэма уже «не пропущена» самим государем.

Петербург. О.С. Павлищева в письме мужу сообщает, что Пушкин уже не собирается в Москву, как предполагалось раньше — «во всяком случае, об этом больше не думает».

Тригорское. П.А. Осипова отвечает Пушкину на его письмо от 26 декабря 1835 года. Сообщая, что испытала чувство тёплой радости, получив добрую весть об облегчении участи несчастных ссыльных, она, однако, выражает сомнение: «…но правда ли это?». Спрашивает о здоровье Надежды Осиповны, пишет, что сама была больна, желает Пушкину, чтоб он был «счастлив и доволен». Откликаясь на письмо П.А. Вревского, где Наталья Николаевна названа красавицей среди красавиц, пишет: «Поздравляю её с этим и желаю, чтобы можно было сказать о ней, что она самая счастливая среди счастливых…».

Петербург. С.С. Уваров получает от Альфонса Жобара, профессора французской словесности Казанского университета, письмо и сделанный им перевод пушкинской оды «На выздоровление Лукулла». В письме Жобар предупреждает министра, что намерен переслать свой перевод в Европу и там опубликовать с надлежащими комментариями.

1837 год

Петербург. Пушкин получает в подарок от С.Н. Дирина переведённую им книгу Сильвио Пеллико «Об обязанностях человека, наставление юноше» с дарственной надписью. Вместо предисловия к этому изданию Дирин напечатал статью Пушкина о Сильвио Пеллико, опубликованную в 3-м томе «Современника».

Петербург. Пушкин навещает Е.Н. Вревскую в доме С.А. Вревского на 8-й линии Васильевского острова. Вревская напишет мужу на следующий день: «Вчера я была очень удивлена появлением Пушкина, который пришёл меня повидать, как только узнал о моём приезде… Он меня очень благодарил за твоё намерение купить Мих<айловское>. Он мне признался, что ничего другого не желал, как чтобы мы стали владельцами этого имения. Он хотел нам продать свою часть».

Петербург. Пушкины у саксонского посланника Люцероде, где предполагался раут, но в честь молодых супругов Геккернов устроены танцы. В дневниковой записи А.И. Тургенев отметит это, а также свой разговор с Н.Н. Пушкиной, по-видимому, об отношениях с семейством Дантесов и о светских пересудах: «…долго говорил с Нат. Пушкиной и она от всего сердца».