15 января. В этот день:

1825 год

Петербург. В «Соревнователе просвещения и благотворения» № 1напечатан отзыв об альманахе «Северные Цветы». Подпись: Плетнёв. Автор с похвалой отзывается о помещённых в альманахе произведениях Пушкина: «Песнь о вещем Олеге», «Демон», отрывки из романа «Евгений Онегин» и «Прозерпина». Особенно автор выделяет «Песнь о вещем Олеге», называя это произведение национальным.

Петербург. А.А. Бестужев и К.Ф. Рылеев пишут письмо В.И. Туманскому в Одессу. Бестужев пишет: «Это <«Цыганы» Пушкина> выше всего, что он писал доселе. Тут Пушкин — Пушкин, а не обезьяна» (т. е. не подражатель Байрона). Рылеев пишет: «Посмотри, как шагает Пушкин! мы пигмеи перед ним».

Петербург. С.М. Салтыкова пишет А.Н. Семёновой в Оренбург, что П.Г. Каховский «хочет постараться получить место, — а именно то самое, которое занимал А. Пушкин в Одессе при Воронцове».

Пётр Григо́рьевич Кахо́вский (1797—1826). Из обедневших дворян. Учился в пансионе при Московском университете. В 1816 г. поступил на военную службу в лейб-гвардии егерский полк юнкером, но за «шум и разные неблагопристойности…и леность к службе» разжалован в рядовыеи в 1817 г. отправлен на Кавказ. Дослужившись до поручика, в 1821 г. по болезни получил отставку. Сильно бедствовал. В 1825 г. приехал в Петербург, намереваясь отправиться в Грецию, чтобы сражаться за её независимость. Был принят в Северное тайное общество. Полагал необходимым уничтожение самодержавной власти, истребление всей царской династии и установление республики. Каховского, как совершенно одинокого человека, декабристы наметили цареубийцей. 14 декабря на Сенатской площади Каховский убил петербургского генерал-губернатора Милорадовича и полковника Стюрлера, ранил свитского офицера, но не решился убить нового царя.

1826 год

Михайловское. Пушкин получает от П.А. Плетнёва из Петербурга пять экземпляров изданных «Стихотворений Александра Пушкина».

Петербург. В «Санктпетербургских Ведомостях» № 5 помещено объявление от книгопродавцев Свешниковых о продаже «Стихотворений Александра Пушкина».

1827 год

Москва. Вышел в свет и раздаётся подписчикам 2-й номер «Московского Вестника», где напечатаны три стихотворения Пушкина: «К*** («Зачем безвременную скуку»), «Буря» («Ты видел деву на скале»), «Золото и булат» («Всё мое, сказало злато»), все подписаны: «А. Пушкин». Там же напечатано стихотворение Н.М. Языкова «Тригорское» («Послание к А.С.П.» <Пушкину>), а в «Ответе издателя…» М.П. Погодин использует цитату из XI строфы второй главы «Евгения Онегина».

Москва. В 1-м номере «Московского Телеграфа» за 1827 год напечатана статья Н.А. Полевого «Взгляд на русскую литературу 1825 и 1826 гг. (Письмо в Нью-Йорк к С.П.Д. )», содержащая безрадостную оценку состояния русской литературы, в каком она пребывала в последнее время (т.е. после декабря 1825 года). Звучание статьи резко усилено вставкой П.А. Вяземского: «Смотрю на круг друзей наших, прежде оживлённый, весёлый, и часто (думая о тебе) с грустью повторяю слова Саади (или Пушкина, который нам передал слова Саади): одних уж нет, другие странствуют далеко!» (из эпиграфа к поэме «Бахчисарайский фонтан»).

1828 год

Москва. В 1-м номере «Московского Вестника» (цензурное разрешение 9 января 1828 г., цензор С. Аксаков) напечатаны: стихотворение Пушкина «Стансы» («В надежде славы и добра» ), без подписи, и отрывок из романа: «Москва. (Из Евгения Онегина)», подпись: «А. Пушкин». В нём же – статья С.П. Шевырёва «Обозрение русской словесности за 1827 г»., где даётся анализ творчества Пушкина. Останавливаясь на крупных произведениях Пушкина, появившихся в печати в 1827 г. («Братья разбойники», «Цыганы», третья глава «Евгения Онегина» и сцена из «Бориса Годунова»), автор показывает, как рос гений Пушкина, освобождаясь от заметного, по его мнению, в первых двух поэмах влияния Байрона.

1829 год

Петербург. О.М. Сомов от имени А.А. Дельвига обращается с письмом к Н.М. Языкову и просит его участвовать в готовящемся альманахе «Подснежник»; в нём Дельвиг предполагает собрать произведения литераторов младшего поколения, не вошедшие в «Северные Цветы». Сомов обещает, что в новом издании будут участвовать Пушкин, Грибоедов, Баратынский и Вяземский.

Петербург. В 7-м номере «Северной Пчелы» в статье о новых альманахах 1829 года перечислены имена знаменитых его участников — Жуковского, Пушкина, Вяземского, Языкова, Баратынского и других — и, посланием к А.С. Пушкину, представлена мало кому известная поэтесса А.И. Готовцева.

Петербург. Составлен доклад Правительствующего Сената по делу об отставном поручике Дмитрии Семигановском, отставном поручике Тулаеве и корнете Николае Иванчине, обвиняемых в произнесении, знании и слушании «непозволительных» стихов, среди которых названы пушкинские стихотворения «Товарищам» («Иной под кивер спрятав ум»), «Ничто не ново под луною» и приписываемая Пушкину эпиграмма «Лишь только на престол».

1830 год

Петербург. Пушкин готовит к публикации в «Литературной Газете» часть кавказского дневника под названием «Военная Грузинская дорога». Переписывая его набело, Пушкин заново обрабатывает два эпизода: «Недавно поймали черкеса» и «Пушка оставила нас».

Петербург. Пушкин во второй половине дня встречается на улице с И.В. Киреевским и гуляет с ним по городу. Вечер проводит с ним же у В.А. Жуковского.

Петербург. И.В. Киреевский пишет матери А.П. Елагиной и отчиму А.А. Елагину: «Пушкин был у нас <Киреевский гостил у Жуковского> вчера и сделал мне три короба комплиментов об моей статье. Жуковский читал ему детский журнал, и Пушкин смеялся на каждом слове, и всё ему нравилось. Он удивлялся, ахал и прыгал; просил Жуковского „Зиму» напечатать в „Литературной Газете», но Жуковский не дал». Киреевский убеждает Елагина подписаться на «Литературную Газету»: «…большая часть статей в ней будет написана Пушкиным, который открыл средства в критике, в простом извещении о книге быть таким же необыкновенным, таким же поэтом, как в стихах».

Москва. В декабрьском номере журнала «Bulletin du Nord» опубликован анализ «Стихотворений Адама Мицкевича». Автор проводит параллель между Мицкевичем и Пушкиным, подчеркивая, что оба с одинаковым увлечением отдались литературе, что у обоих талант растёт и зреет и что свойственная гениям кипучим неустойчивость сменится под влиянием разума той твёрдостью, которая делает голос поэта эхом всех веков.

Москва. В «Московском Телеграфе» № 24 за 1829 г. опубликована статья Н.А. Полевого «К читателям Телеграфа», в которой он благодарит «за украшение Телеграфа стихотворениями: А.С. Пушкина, Н.И. Гнедича…» и отмечает «беспристрастный характер критических статей в своём журнале, посвящённых заметным произведениям отечественной литературы: Истории Государства Российского; сочинениям Пушкина, Дельвига, Булгарина…».

Москва. П.А. Вяземский пишет письмо к Пушкину, со статьёй для «Литературной Газеты» «О Московских журналах», написанной по просьбе А.А. Дельвига (будет напечатана в № 8 «Литературной Газеты» 5 февраля). Он критикует отдельные материалы газеты, плохую бумагу. Советует рецензировать какую-нибудь хорошую иностранную книгу и взять у В.А. Жуковского «письма Александра Тургенева» для публикации извлечений.

1831 год

Москва. Пушкин встречается с московскими знакомыми A.M. Устиновым и его женой А.К. Устиновой, приехавшими в Москву из своего саратовского имения Беково.

Москва. Пушкин посылает поэтессе Е.А. Тимашевой «Северные Цветы на 1831 год», где напечатано её стихотворение «Ответ» (ответ на стихотворение П.А. Вяземского «Святочная шутка»). Тимашева напишет по этому поводу Вяземскому: «Не могу передать Вам, какое удовольствие это мне доставило! Прошу Вас выразить Пушкину мою признательность, сказав ему, что я горжусь, встретив своё имя в „Северных Цветах»…».

Петербург. О.М. Сомов пишет письмо Е.А. Баратынскому с сообщением о смерти А.А. Дельвига. Просит сказать о том М.А. Салтыкову и «приготовить Пушкина», «который, верно, теперь и не чает что радость его (близкая свадьба Пушкина) возмутится такою горестью».

Петербург. М.Л. Яковлев, В.Н. Щастный (поэт, сотрудник «Северных Цветов» и «Литературной Газеты») и некоторые другие в присутствии А.И. Дельвига, двоюродного брата А.А. Дельвига, несколько вечеров после смерти поэта уничтожают письма к Дельвигу и его бумаги, боясь прихода жандармов: «Время было тогда трудное, очень опасались, что жандармы заберут бумаги Дельвига и во множестве сохранившихся писем найдут такие вещи, которые могут скомпрометировать писавших. Читать эти письма считали неприличным… Поэтому брали письма и другие бумаги целыми пачками и… бросали их в большие корзины, и десятки этих корзин побросали в печь…» (при этом, вероятно, погибли и пушкинские автографы).

1832 год

Петербург. В письме к М.О. Судиенко Пушкин рассказывает о своей жизни последнего времени и её переменах: о женитьбе и о расстройстве дел: «От карт и костей отстал я более двух лет; на беду мою я забастовал будучи в проигрыше, и расходы свадебного обзаведения, соединённые с уплатою карточных долгов, расстроили дела мои». Излагает просьбу: «Теперь обращаюсь к тебе: 25000, данные мне тобою заимообразно, на 3 или по крайней мере на 2 года, могли бы упрочить моё благосостояние. В случае смерти, есть у меня имение, обеспечивающее твои деньги…». Далее Пушкин объясняет: «из числа крупных собственников трое только состоят со мною в сношениях более или менее дружеских»: один из них (царь Николай I) «записал меня в какую-то коллегию и дал уже мне (сказывают) 6000 годового дохода», Яковлев (И.А. Яковлев)скуп, — «остаёшься ты… если надежда моя не будет тщетна, то прошу тебя назначить мне свои проценты, не потому, что они были нужны для тебя, но мне иначе деньги твои были бы тяжелы…».

Петербург. К.В. Нессельроде извещает Д.Н. Блудова, что царь разрешает Пушкину читать секретные бумаги времён Императора Петра I, но чтобы они «открыты были Пушкину не иначе, как по назначению Вашего Превосходительства, и чтобы он прочтением оных и составлением из них выписок занимался в Коллегии иностранных дел, и ни под каким видом не брал бы вообще всех вверяемых ему бумаг к себе на дом».

1833 год

Петербург. Закончена XVIII глава романа <Дубровский>, потребовавшая девяти дней работы, в то время как предшествующие главы писались за 2—3 дня.

Москва. В «Московском Телеграфе» № 1 напечатано начало большой статьи Н.А. Полевого «Борис Годунов. Сочинение Александра Пушкина», содержащее пока лишь обзор произведений Пушкина последних лет и оценивающее его роль в современной литературе. Подчеркивается, что Пушкин открыл новую эпоху в русской словесности, его творчество есть полная победа романтизма над классицизмом, он блестяще усовершенствовал русский стих. Однако лишь в последних своих произведениях Пушкин, по мнению автора, достиг самобытности (последняя глава «Евгения Онегина», «Полтава», баллады «Жених» и «Утопленник»). Безоговорочно называя Пушкина первым поэтом России, Полевой допускает бестактность: выделяя талант Пушкина, он пренебрежительно отзывается об остальных поэтах (включая и Баратынского, и Языкова, и Вяземского). Это обидело друзей Пушкина и возмутило его самого.

1834 год

Царское Село. П.А. Катенин в письме к Н.И. Бахтину пишет: «Толстую библиотеку для чтения я достал и прочёл <«Библиотека для чтения», 1834, т. 1>. Стихов нет, так сказать; Пушкина Гусар пустячок, и его одного проглотить можно, прочие на зубах вязнут…».

1835 год

Петербург. Пушкин пишет письмо сестре О.С. Павлищевой в Варшаву, в котором сообщает ей о болезни матери.

Петербург. Пушкин поручает С.А. Соболевскому, а тот, в свою очередь, Н.С. Завальевскому полученные у К.А. Полевого деньги за проданные экземпляры «Истории Пугачёвского бунта» употребить на уплату в Московский Опекунский совет задолженности по Кистенёву.

Болдино. И.М. Пеньковский сообщает, что из С.-Петербургского Опекунского совета поступило взыскание на сумму 11114 руб. по селу Болдино (т. е. по имению С.Л. Пушкина) и что он вынужден был дать чиновникам из земского суда 200 руб., чтобы не приступали к описи имения. Советует Пушкину доверить ему уплату процентов в Опекунский совет из оброчных денег, потому что, «если бы в своё время уплачивать, тогда не было бы хлопот и лишних расходов». Обязуется сразу же по уплате высылать квитанции.

Языково. A.M. Языков пишет В.Д. Комовскому в Петербург, что недоволен «Историей Пугачёвского бунта». О материалах второго тома замечает: «почти вся вторая часть доставлена нами».

1836 год

Петербург. Пушкин пишет письмо М.А. Дондукову-Корсакову. Просит назначить цензора для его журнала, а также сообщает председателю Цензурного комитета о тех сложностях, с которыми ему приходилось сталкиваться при прохождении цензуры его произведениями.

Петербург. Вечером Пушкин – в гостях у П.А. Плетнёва. А.Н. Мокрицкий пишет в дневнике: «Я <пошёл> к Плетнёву. Там застал я Пушкина, Грановского, Арсеньева и Теплякова. Пушкин сперва не узнал меня, потом, вглядевшись пристальнее, пожал мне приветливо руку и тем порадовал меня. Как бы то ни было, пожатие руки гениального человека приятно».

Петербург. С.С. Уваров через А.Х. Бенкендорфа обращается к царю с жалобой на Пушкина в связи с выходом в свет оды «На выздоровление Лукулла».

Петербург. В № 11 «Северной Пчелы» напечатано продолжение статьи Ф.В. Булгарина «Настоящий момент и дух нашей Литературы», в которой так определены истоки Пушкина: «А.С. Пушкин, при всей своей оригинальности, есть только следствие Жуковского. Когда Пушкин стал писать… он знал только Жуковского, а Жуковский знал уже и изучил Гёте, Шиллера и Байрона… Пушкин не есть подражатель Жуковского, но ученик с собственною оригинальностью».

1837 год

Петербург. К Пушкину заходит А.И. Тургенев. Пушкин читает ему свои ненапечатанные стихи разных лет, в частности послание «К Вяземскому» («Так море, древний душегубец») и «Счастлив, кто избран своенравно» (посвященное А.Ф. Закревской).

Аграфена Фёдоровна Закревская (в замужестве Толстая)

Петербург. Пушкин с супругой и свояченицей Александрой Николаевной присутствуют на детском балу у Вяземских в день рождения их дочери Надежды. А.И. Тургенев отмечает в своём дневнике: «Пушкина и сёстры ее». Дантес, после того как Пушкин отказался поддерживать какие-либо отношения с его семейством, вновь начинает вести себя откровенно вызывающе, афишируя своё якобы увлечение женой Пушкина и компрометируя её в глазах света. В.А. Жуковский позже в «Конспективных заметках» отметит двойственность поведения Дантеса: «После свадьбы. Два лица. Мрачность при ней <Н.Н. Пушкиной>. Весёлость за её спиною. — При Тётке ласка к жене; при Александрине и других, кои могли бы рассказать, des brusqueries <грубости>. Дома же весёлость и большое согласие».

Александра Николаевна Гончарова

Петербург. М.Л. Яковлев в письме рекомендует Пушкину для работы в «Современнике» Л.А. Якубовича: «Племянник мой, много-известный тебе человек, желает тебе помогать в издании Современника. — Малый он с понятием, глядит на вещи прямо, суждение имеет своё… а всего более трудол<юб>ив». Благодарит «за доставление жизненных потребностей» (т. е. за возвращённый денежный долг) и за книгу (видимо, только что вышедший роман «Евгений Онегин»).

Москва. В.Г. Белинский через уезжающего в Петербург Я.М. Неверова передает Краевскому письмо, где сообщает, на каких условиях он согласен сотрудничать в «Литературных прибавлениях». Это означает, что Пушкин воздержался от приглашения критика в «Современник» и что Белинскому эта ситуация ясна.

Варшава. П.Б. Козловский в письме П.А. Вяземскому просит его познакомить с Пушкиным дипломата барона Мальтица, который едет в Петербург. Спрашивает: «Что делает наш Александр Сергеевич? Здесь разнеслись какие-то странные слухи; но стоустая клевета не знает ни границ, ни пространств. „Современника» нынешнего года я ещё не читал; но надеюсь, что найду в нём тот роман „Капитанской дочери», о котором возвещал меня <Михаил Юрьевич> Виельгорский».

Петербург. В театральную цензуру представлена пьеса А.Ф. Вельтмана «Сон в Ивановскую ночь»; к её появлению причастен Пушкин, посоветовавший Вельтману «преобразовать» комедию Шекспира «Сон в летнюю ночь» в либретто для оперы с музыкой русского композитора.