14 января. В этот день:

1825 год

Петербург. Л.С. Пушкин пишет П.А. Вяземскому в Москву о ложных слухах, связанных со ссылкой Пушкина в Михайловское: «Причина его ссылки, довольно жестокой и несправедливой меры правительства, Вам, может быть, не совершенно известна. Вот она. Вследствие мелочных, частных неудовольствий и дел с братом, Воронцов требовал его удаления как человека вредного для общества (не говорю о прижимках — vexations, которые он делал брату в Одессе). В то время брат подал в отставку, но бумага Воронцова его предупредила, и государь, обрадованный случаю, сослал его в деревню под надзор правительства с запрещением въезжать даже в уездные города, говоря, что он для того так поступает, чтоб не быть вынужденным прибегнуть к мерам строжайшим. Вот его история без подробностей, но верная. Я видел все предписания и бумаги начальства. Оставляю вам, князь, судить о положении. Что же касается прочих слухов, то верьте, что они большею частию совершенно ложны, или по крайней мере увеличены… Вы скоро увидите печатанную первую главу Онегина, которую цензура, сверх всякого чаяния, пропустила. В одном из примечаний, присоединённых к Онегину, было место убийственное для Василья Львовича; мне очень хотелось сохранить его, но брат, как добрый племянник, его выпустил — а жаль».

1827 год

Москва. Стали распространяться слухи о привлечении Пушкина к следствию по делу о стихах из «Андрея Шенье» («На 14 декабря»); Н.Д. Киселев пишет брату о том, что Пушкин пострадал за какие-то новые стихи.

1828 год

Петербург. Во 2-м номере журнала «Славянин» перепечатан из «Невского Альманаха» «Перевод неизданных стихов Андрея Шенье» («Близ мест, где царствует Венеция златая»). Подпись: «А. Пушкин». Там же в статье А.Ф. Воейкова о «Невском Альманахе на 1828 год» содержится выпад против «Северных Цветов» и его авторов: «Статьи <в «Невском Альманахе»> … гораздо разнообразнее и написаны чистейшим слогом, нежели в Северных Цветах; нигде не видно духа пристрастия; нет резких приговоров вопреки литературной совести и превеличайших похвал приятелям одного прихода».

Москва. В 23-м номере «Московского Телеграфа» за 1827 г. помещено объявление о втором издании поэмы Пушкина «Бахчисарайский фонтан», напечатанной «совершенно сходно с первым изданием».

Петербург. В 6-м и 7-м номерах «Северной Пчелы» Н.И. Греч критикует в статье «Рассмотрение русских альманахов на 1828 год» аладьинский «Невский Альманах» за то, что лучшие его пьесы (стихи Жуковского, отрывок из «Бориса Годунова» Пушкина) — лишь перепечатки из других журналов, а новые публикации значительно им уступают. Он укоряет А.Ф. Воейкова в недобросовестности при сравнении этого издания с альманахом «Северные Цветы» и отдаёт предпочтение последнему.

1830 год

Петербург. Пушкина посещает И.В. Киреевский, приехавший из Москвы и собирающийся вместе с братом Петром в Германию. Пушкин говорит ему «комплименты» по поводу его статьи «Обозрение рувсской словесности за 1829 год» в альманахе «Денница».

Иван Васильевич Киреевский
Пётр Васильевич Киреевский

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Петербург. Пушкин вместе с И.В. Киреевским вечером посещает В.А. Жуковского, застают там К.С. Сербиновича, который описал этот вечер в своём дневнике. О Пушкине сказано: «Пушкин бранил Полевого и Выжигина». Жуковский показывал свои альбомы с автографами европейских знаменитостей, стихи К.Н. Батюшкова, читал отрывки из детского журнала Киреевских, рассказывал «любопытные сюжеты для поэзии».

Петербург. Ф.Ф. Вигель в письме к М.Н. Загоскину сообщает о Пушкине: «Я исполнил ваше поручение и послал ему назначенный экземпляр <Юрия Милославского>, но он уже прежде читал… Говорят, что Алексей Перовский-Погорельский хочет одною журнального статьёю венчать своего соперника, а Пушкин говорит, что если он не отдаст всей справедливости, и похвалы его будут слабы, то он берётся за перо — и накатает всё, что „чувствовал при чтении вашего творения».

Петербург. Издатели «Северной Пчелы» воспользовались неловкостью Пушкина, написавшего в заметке о задачах и особенностях «Литературной Газеты» (ЛГ. № 3. 11 января), что газета «необходима не столько для публики, сколько для некоторого числа Писателей, немогших по разным отношениям являться под своим именем ни в одном из Петербургских или Московских журналов», для борьбы с новым изданием и напечатали статью (СПч. № 6) в форме недоумённых вопросов и соображений, придающих двусмысленность пушкинским словам.

Петербург. Пушкин пишет Е.М. Хитрово письмо с извинениями по поводу того, что не сможет быть у неё, хотя очень бы этого хотел: «…одного любопытства было бы достаточно, чтобы привлечь меня. Стихи христианина, русского епископа в ответ на скептические куплеты! — это право большая удача».

1831 год

Петербург. В восемь часов вечера скончался после недолгой болезни А.А. Дельвиг. П.А. Плетнёв в тот же вечер сообщает об этом Пушкину письмом.

Остафьево. П.А Вяземский пишет Пушкину, что он соглашается отдать некролог В.Л. Пушкина А.А. Дельвигу, но просит объясниться с М.А. Максимовичем, зовёт завтра в гости, ругает Н.Б. Юсупова, который только и вспомнил о Фонвизине, что неприличный анекдот. От новых цензурных требований переходит к главному вопросу — как вырвать литературу из рук Булгарина, выражает недовольство последними номерами «Литературной Газеты», разбором «Бориса Годунова», предлагает написать для А.А. Дельвига инструкцию.

Бухарест. В письме к Пушкину Н.С. Алексеев благодарит его за воспоминания о Кишинёве, поздравляет с окончанием холостяцкой жизни и сообщает известия о кишинёвских знакомых: о дамах, И.Н. Инзове, поселившемся в Белграде, о А.М. Худобашеве и И.П. Липранди. Обещает весной возвратиться в Москву, а пока просит прислать ему «Годунова», «Евгения Онегина» и «ещё кое-что питательное для души» и предлагает сделать это через С.Д. Киселёва.

1835 год

Петербург. Петербург. Вечером этого дня в 6 часов 37 минут, как сообщает брату Дмитрию Е.Н. Гончарова, родился сын Пушкина Григорий. С.Л. Пушкин напишет дочери 17 мая: «14-го, т. е. во вторник, в 7 или 8 часов вечера Натали разрешилась мальчиком, которого они назвали Григорий — не совсем мне ясно почему».

Григорий Пушкин, младший сын Пушкина.

1836 год

Петербург. А.Х. Бенкендорф извещает Министерство народного просвещения о высочайшем соизволении разрешить Пушкину в 1836 году издать 4 тома статей с тем, «чтобы означенное периодическое сочинение проходило по установленному порядку через Цензурный комитет».

Петербург. Пушкину становится известно, что царь дал согласие на издание ежеквартального литературного сборника, который сам Пушкин и все окружающие начинают именовать журналом.

Петербург. В Петербурге появилась сентябрьская книжка «Московского Наблюдателя», где напечатана ода Пушкина «На выздоровление Лукулла». Обе столицы полны толков. С.С. Уварова узнали мгновенно. Ждут серьёзных последствий для автора и журнала. А.В. Веневитинов писал М.П. Погодину, причастному к изданию «Московского Наблюдателя»: «Как же вы спроста напечатали „На выздоровление Лукулла»! Эх! Эх!». По воспоминаниям Н.И. Терпигорева, племянника цензора В.Н. Семёнова, С.С. Уваров был в ярости и не владел собой: встретив в канцелярии цензора П.И. Гаевского, он громко спросил его: «„Вы, Павел Иванович, вероятно, читали, что этот негодяй и мерзавец написал на меня; Гаевский, ничего на это не отвечая, почтительно наклонил голову». По словам мемуариста, Уваров стал кричать, что к сочинениям «этого негодяя» нужно назначить «не одного, а двух, трёх, четырёх цензоров».

Уваров Сергей Семёнович.

1837 год

Петербург. Пушкин присутствует на обеде у Г.А. Строганова, данном в честь новобрачных, не зная настоящей цели этого обеда — примирить его с Дантесом. По рассказу К.К. Данзаса, когда после обеда барон Луи Геккерн, подойдя к Пушкину, сказал ему, что теперь, когда поведение его сына окончательно объяснилось, он, вероятно, забудет все прошлое и изменит настоящие отношения к нему на более родственные. Пушкин отвечал сухо, что, невзирая на родство, он не желает иметь никаких отношений между его домом и г. Дантесом, при этом возвратил нераспечатанным письмо Дантеса, отосланное 11—13 января. П.А. Вяземский писал позднее, что всё дело было в «анонимных письмах», которые «лежали горячею отравою на сердце Пушкина»: он не мог ни простить, ни забыть нанесённого ему оскорбления. Александр Карамзин напишет 16 января брату Андрею свои впечатления об обеде: «Тому 2 дня был у старика Строганова Le Père assis (посажённого отца невесты) свадебный обед с отличными винами. Таким образом кончился сей роман à la Balzac, к большой досаде с. — петербургских сплетников и сплетниц».

Григорий Александрович Строганов (1770—1857) — русский дипломат из рода Строгановых, посол в Испании, Швеции и Османской империи. Член Верховного уголовного суда по делу декабристов. В 1827 году назначен членом Государственного совета. Двоюродный дядя Н. Н. Пушкиной.

Петербург. Вечером Пушкины приглашены на бал у французского посланника П. Баранта. А.И. Тургенев делает в дневнике запись: «Бал у французского посла. Прелесть и роскошь туалетов. Пушкина и её сёстры». Пушкин, желая как-то смягчить отношения со свояченицей после того, как на обеде у Г.А. Строганова решительно отказал Геккернам от дома, подсел к ней и попытался поговорить. Екатерина Николаевна не захотела разговаривать.