27 мая. В этот день:

1826 год

Псков. Пушкин в письме П.А. Вяземскому в Петербург сообщает, что, по его совету, он решил написать М.И. Калашникову о беременности его дочери Ольги. Пишет о желании приняться «когда-нибудь» за журнал. Спрашивает о пребывании в Петербурге французского литератора Ансело. Возмущается по поводу оскорбительного для достоинства русских приема иностранцев русской знатью: «Мы в сношениях с иностранцами не имеем ни гордости, ни стыда». О желании уехать из России. О тоскливой жизни в Михайловском: «В 4-ой песне Онегина я изобразил свою жизнь». Сожалеет о невозможности проститься с Карамзиными, уезжающими за границу. Сообщает о диагнозе псковского врача о его (Пушкина) аневризме.

1827 год

Петербург. Пушкин привозит А.П. Керн кольцо с тремя бриллиантами (взамен подаренного ею накануне) и вызывается проводить её к графине Ивелич; к ней они отправляются на лодке, в дороге говорят о Веневитинове и его ранней кончине. Керн рассказывает о своих беседах с Веневитиновым, о своей скорби, когда получила от Хомякова его посмертное изображение; Пушкин внимательно слушал Керн, «выражая… по временам досаду, что так рано умер чудный поэт».

1828 год

Пушкин посещает Олениных на их даче в Приютино и дарит А.А. Олениной стихотворение «Ты и вы».

1101-241ТЫ И ВЫ
Пустое вы сердечным ты
Она, обмолвясь, заменила
И все счастливые мечты
В душе влюбленной возбудила.
Пред ней задумчиво стою,
Свести очей с нее нет силы;
И говорю ей: как вы милы!
И мыслю: как тебя люблю!

 

1829 год

Душет. Пушкин продолжает работать над стихотворением «Благословен твой подвиг новый» <Фазиль-Хану> (второй черновой набросок неоконченного стихотворения). На обороте листа — арабская надпись карандашом и рисунки пером и карандашом: головы и профили мужские и женские фигуры.

Душет. Утром Пушкин вместе с Вл.А. Мусиным-Пушкиным и Шернвалем, благополучно перебравшимися на волах через Крестовый перевал, отправились в Тифлис. В Мцхете они переправились через Куру «по древнему мосту, памятнику римских походов», возможно, осмотрели Светицховели и храм Джвари. В одиннадцатом часу ночи они прибыли в Тифлис и остановились «в единственной в то время небольшой гостинице иностранца Матасси».

1830 год

Полотняный Завод. Пушкин принимает Ивана Антипина, владельца книжного магазина и библиотеки в городе Калуге, и Фаддея Абакумова, калужского мещанина, приехавших приветствовать его в Полотняный Завод.

Петербург. Вяземский пишет жене: «Я теперь читал в записках о Байроне эпоху его женитьбы и сердце часто сжималось от сходства с нашим женихом».

1831 год

Петербург. Поступили в продажу ноты романса Н.А. Титова на слова Пушкина «Птичка Божия не знает».

2386

Птичка Божия не знает
Ни заботы, ни труда;
Хлопотливо не свивает
Долговечного гнезда,
В долгу ночь на ветке дремлет;
Солнце красное взойдет,
Птичка гласу Бога внемлет,
Встрепенется и поет.
За весной, красой природы,
Лето знойное пройдет —
И туман и непогоды
Осень поздняя несет:
Людям скучно, людям горе;
Птичка в дальние страны,
В теплый край, за сине море
Улетает до весны.

1832 год

Петербург. Пушкин пишет в письме А.Х. Бенкендорфу: «Девица Кюхельбекер просила узнать у меня, не возьму ли я на себя издание нескольких рукописных поэм, оставленных ей ее братом». Разрешения цензуры тут недостаточно, «а необходимо разрешение Вашего Превосходительства». Выражает надежду, что это ходатайство не порочит его репутацию: «…я был школьным товарищем Кюхельбекера, и вполне естественно, что его сестра в этом случае обратилась ко мне…». Пушкин пишет о необходимости упрочить свое материальное состояние: «Мое положение может обеспечить литературное предприятие, о разрешении которого я ходатайствую — а именно: стать во главе газеты, о которой господин Жуковский, как он мне сказал, говорил с Вами».

1833 год

Кронштадт. Пушкин провожает С.Д. Киселева, отплывающего в Европу. На этом же пароходе отправлялись в летний сезон за границу фрейлина Н.Л. Соллогуб со своей теткой и семейство Абамелек с девятнадцатилетней дочерью Анной, в альбом которой Пушкин прошлой весной вписал стихи «Когда-то (помню с умиленьем) я смел вас нянчить с восхищеньем».

180px-Соллогуб_Надежда_Львовна

1834 год

Петербург. Пушкин представляется Великой Княгине Елене Павловне. В дневнике – запись об этом: «…представлялся Великой Княгине. Нас было человек 8; между прочим, Красовский (славный цензор). В.К. спросила его: „Вам, вероятно, очень скучно читать по обязанности всё, что выходит в свет». — „Да, Ваше Высочество, современная литература так отвратительна, что это пытка». Великая Княгиня скорей от него отошла. — Говорила со мной о Пугачеве».

Елена Павловна великая княгиня

Елена Павловна, до принятия православия принцесса Фредерика Шарлотта Мария Вюртембергская (1806-1873), Великая Княгиня, супруга великого князя Михаила Павловича, благотворительница, государственный и общественный деятель, известная сторонница отмены крепостного права и либеральных реформ.

 

 

 

 

 

 

 

Петербург. Пушкин отвечает жене на её письмо, полученное 26 мая. Благодарит за весть о Машином зубке, корит за какие-то слова о Соллогуб — «на смех всем честным людям и полиции, которая читает наши письма». Пишет, что ежедневно дома сидит до 4 часов и работает. Жалуется, что бесят хлопоты по имению, полагает, что всё же придётся выйти в отставку; сообщает, что работа над Петром «идет помаленьку; скопляю матерьялы — привожу в порядок — и вдруг вылью медный памятник, которого нельзя будет перетаскивать с одного конца города на другой, с площади на площадь, из переулка в переулок». Рассказывает новости: приехал Ventriloque <Чревовещатель>, прибыли книги во французский магазин. Передаёт ото всех поклоны. Шлёт деньги на имя Д.Н. Гончарова.

Петербург. Пушкин навещает Е.И. Загряжскую, чтобы показать ей письмо Натальи Николаевны, полученное накануне.

1836 год

Петербург. Пушкин в письме к П.В. Нащокину сообщает, что по возвращении домой узнал, что Наталья Николаевна благополучно родила дочь за несколько часов до его приезда; утром он её поздравил и поднёс ожерелье Нащокина, «от которого она в восхищении». Обращается с просьбой: «Я оставил у тебя два порожних экз. Современника. Один отдай кн. Гагарину, а другой пошли от меня Белинскому (тихонько от Наблюдателей, NB) и вели сказать ему, что очень жалею, что с ним не успел увидеться. Во-вторых, я забыл взять с собою твои Записки; перешли их… В-третьих деньги, деньги! Нужно их до зареза… Второй номер „Современника» очень хорош… Я сам начинаю его любить, и вероятно займусь им деятельно».

Петербург. В конторе бумажной фабрики Е.Н. Кайдановой выписан счет на отпущенную для печатания «Современника» бумагу за период с 3 апреля по 15 мая на сумму 1377 руб. 50 коп.